aif.ru counter
521

Между небом и землёй. Авиабилет из Краснощелья в Ловозеро снова подорожал

АиФ на Мурмане № 6 11/02/2020
Никита Половнёв / Из личного архива

В центре Кольского полуострова в начале прошлого века зародилось удивительное по красоте северное село Краснощелье.

Летом добраться сюда можно только вертолётом. А зимой селяне снегоходами прокладывают зимник в Ловозеро. Жизнь в притундровом Краснощелье – дорогое удовольствие: билет на вертолёт каждый год прибавляет в цене.

К мужу по приглашению

Вертолёт летает из Краснощелья в Ловозеро раз или два в неделю. В декабре билет для местных жителей стоил 2 706 рублей, а теперь почти три тысячи!

«Когда-то, в советское время, мы летали за семь рублей. Теперь – за 2 982 рубля: это билет только в одну сторону, – рассказала «АиФ на Мурмане» жительница Краснощелья В­алентина Алексеевна Терентьева. – В селе живут в основном пенсионеры, получающие максимум 16 тыс. рублей пенсии. Если и есть молодые люди, то они чаще всего безработные».

Селяне часто вспоминают, как в середине прошлого века в Краснощелье проживало больше тысячи человек. А сейчас – 250-300. Работать негде. В середине 60-х годов колхоз «Память Ленина» имел миллионные доходы. Работала ферма, несколько рыболовных бригад, звероферма. Были регулярные – по четыре раза в неделю – авиарейсы.

Сейчас Валентина Алексеевна временно живёт в Ловозере. В свои 79 лет она вынуждена уехать из родного села ради здоровья: в Краснощелье нет врачей – только фельдшер. Но он не всегда способен помочь.

«Мой рабочий день официально с 8:00 до 12:00, и с 12:00 до 14:00 я обслуживаю вызовы, если надо прийти на дом. Но в другое время, если что-то случается, любой человек может мне позвонить – и в час ночи, и в пять утра. Звонят на сотовый, а если связи нет, могут приехать домой», – рассказала фельдшер села Краснощелье Елена Артиев­а.

Для неё проблема перелёта не менее актуальна. Все, у кого прописка не краснощельская, а, допустим, как у Елены Михайловны – в Ловозере, должны платить за перелёт без льготы. А это семь с лишним тысяч рублей, только чтобы добраться в одну сторону (!). Предприимчивые селяне нашли выход: чтобы прилететь в Краснощелье по льготе, мужья, несмотря на многолетний брак, выписывают жёнам приглашения! И тогда цена билета снижается вдвое.

«Здание дырявое»

В фельдшерско-акушерском пункте в Краснощелье есть лекарства, но только те, которые входят в обязательный перечень медикаментов. В противном случае пациент делает заказ на таблетки, прилетят они через неделю или три. Обычно селяне в таком случае договариваются со знакомыми или родственниками из Ловозера, и они с вертолётом передают лекарства.

Кстати, в конце прошлого года фельдшерский пункт в Краснощелье проверяла прокуратура. Надзорный орган остался недоволен оснащением ФАПа. Проверяющие недосчитались автоматического дефибриллятора, носилок, стерилизатора. Были в сообщении прокуратуры и слова про тонометры.

«Дефибриллятора и носилок у нас нет и не было никогда! Стерилизатора – тоже: мы не пользуемся многоразовым инструментарием. А вот тонометр есть, но только для взрослых, на него нет детских манжет, малышам давление не измерить», – сказала фельдшер.

Она объяснила, что иметь всё это нынешнему краснощельскому ФАПу и вовсе не положено. На здание, построенное ещё в советское время, оказывается, никто не дал и не даст лицензию, позволяющую закупать медицинские приборы.

«Здание дырявое, свет выключаем по ночам, нагрузка на провода очень большая. Нужен ФАП с нормальной проводкой, освещением и лицензией, – объяснила Елена Артиева. – Сейчас строится в Краснощелье новый ФАП. Заложен уже фундамент, скоро собираются завозить стройматериалы, обещают быстро достроить».

«Где-то возле свинарника»

Кроме дороговизны перелёта жителям Краснощелья приходится мириться ещё и с, мягко говоря, неудобными условиями.

«Мы летаем как селёдки в бочке. Никаких условий для перелёта нет, – говорят местные жители. – Здание аэропорта в Ловозере не топится: пока ждём перелёта, замерзаем. А ведь это помещение, которое строилось на отчисления с наших зарплат, и теперь оно гниёт».

Среди селян ходит пугающий слух: скоро и этого так называемого аэропорта не будет. От работника Вологодской авиакомпании они услышали, что предприятие «где-то там возле свинарника сделало какой-то сарайчик». Местные жители боятся, что будет некому даже чистить дорогу до нового места вылета, и неизвестно, согласятся ли ехать туда таксисты.

«Очень просим: хоть оставили бы здание аэропорта! Мне очень жалко своё село. Оно прекрасное! Сюда летом привозят детей – отдыхать у бабушек и дедушек, – не смогла сдержать слёз Валентина Терентьева».

Организаторами авиаперевозок в Заполярье выступают администрации Терского (там тоже есть отдалённые населённые пункты) и Ловозерского (как в случае с Краснощельем) районов. А тарифы устанавливает региональный комитет по тарифному регулированию.

«В конце прошлого года было принято решение, что стоимость одного лётного часа у перевозчика (в данном случае это Вологодское авиационное предприятие) увеличилась», – сказал начальник отдела транспорта и коммуникаций областного Минтранса Валентин Викторов.

Повышение тарифа он связывает с ростом затрат перевозчика.

Какие именно затраты выросли у Вологодского авиационного предприятия и насколько, корреспонденту «АиФ на Мурмане» узнать не удалось: номеров телефона у компании много, но дозвониться по ним невозможно.

Мнение власти

Комментирует глава администрации Ловозерского района Николай Курзенёв:

«Районный бюджет субсидирует большую часть стоимости лётного часа до Краснощелья – 65 %. Мы своё софинансирование не меняли.

Что касается запущенного состояния аэропортов, проблема в том, что оба здания: и в Ловозере, и в Краснощелье – имущество, которое находится в так называемой конкурсной массе. Предыдущая авиакомпания, бывший хозяин помещений, обанкротилась. Селянам, можно сказать, повезло, что аэропорт вовсе не опечатали.

Это же очень долговременная процедура – определение конкурсного имущества. Пока к ней подключаются должники первой очереди – это налоговая инспекция и люди, которые давно ждут от банкрота заработную плату. Пока участники процесса разберутся с долгами, имущество так и будет висеть между небом и землёй. Но как только аэропорты станут чьими-то, например муниципальными, сразу же будем приводить их в порядок. Конкурсный управляющий собирается в течение этого года выставлять имущество на торги. И если на торги кто-то заявится и выкупит его, то наладится вся инфраструктура и мы заживём очень хорошо. Если есть хозяин, значит, с него можно требовать чистоту и порядок.

Что касается нового места вылета, то Вологодское авиационное предприятие уже довольно-таки давно взяло в аренду земельный участок под вертолётную площадку. Они пытались с него летать, но там не особо удобно, и теперь оттуда не летают. Поэтому опасения жителей преждевременны. Мы будем до конца стараться, чтобы селяне летали именно с вертолётной площадки и чтобы помещение было, и зал ожидания, и комната для взвешивания. Потому что прежде всего в перевозках такого уровня нужен порядок!»

Комментарий

Заместитель председателя комитета по тарифному регулированию Мурманской области Елена Стукова:

«Комитет определяет экономически обоснованные тарифы, которые к населению особо не относятся, они гораздо выше. Экономически обоснованные – это тарифы, в какую сумму выходит перелёт перевозчику, сколько необходимо, грубо говоря, ему денег, чтобы осуществлять перевозки. И экономически обоснованный тариф, тариф на лётный час, служит потом основанием для предоставления субсидии. Тарифы же для населения определяют районные администрации самостоятельно, когда рассчитывают субсидию – те самые деньги, позволяющие местным жителям перелетать по льготной цене, а не за семь тысяч рублей».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах