290

Послание из космоса. С какими сложностями сталкивается начинающий писатель?

АиФ на Мурмане №41 10/10/2018

На прошлой неделе в Мурманске прошла презентация книги подполковника, гидро­метеоролога, кандидата военных наук Владимира Прямицына.

Начинающий писатель представил роман «Слёзы богов». О чём эта книга и что сегодня издают на потребу публики? Об этом и не только - в интервью «АиФ на Мурмане».

Роман «под ключ»

Александра Кириченко, «АиФ на Мурмане»: - Владимир, вы человек военный, учёный. Что подтолкнуло вас к занятию литературой?

Фото: Из личного архива/ Александр Фирсов

Владимир Прямицын: - Знаете, у меня не было задачи написать книгу. Но во время подготовки научных работ порой появляется видение будущего литературного произведения. Я пишу осмысленно и осознанно. Сегодня, например, занимаюсь историческими исследованиями. Предыдущая моя работа была посвящена отечественной гидрометеорологии в годы Первой мировой войны и Гражданской войны. Сейчас я пишу о войне в Афганистане, ищу издателя.

Правда, с книгой «Слёзы богов» всё вышло иначе. Это может показаться странным, но идея пришла ко мне «из космоса». В 2010 году я отдыхал на пляже, загорал. И вдруг мне стали в голову приходить некие мысли в виде готовых тезисов. Я быстро побежал за тетрадкой, сразу стал записывать, а исписав все листы, был уверен, что завтра смогу ещё доработать текст. Но «канал из космоса» закрылся. В тетрадке были лишь наброски, мне предстояло развить мысль до какого-то произведения. Признаюсь честно, я не выдумывал сюжетные линии, у меня не было творческих мук. Всё, что пришло свыше, я лишь доработал до полноценного текста. Получился роман «Слёзы богов» - даже название не выдумывал - всё было сделано «под ключ».

Я решил издать книгу, но, проживая в Североморске, не имел никаких знакомств и выходов на крупных издателей, например, в Москве. И поэтому просто послал рукопись всем титанам художественного рынка. И никто мне не ответил. Так устроен наш мир, что книгу надо заносить через кого-то. А после общения с мурманскими литераторами и получения от них предложений по улучшению текста у меня опустились руки. Я никогда не претендовал на какую-то гениальность и с благодарностью выслушивал критику. Но какой в этом смысл: улучшу я текст, исправлю ошибки, а дальше что? Будет у меня очень хорошая рукопись, которую я всё равно не смогу издать.

Досье
Владимир Прямицын. Родился в 1982 году в Североморске. В 2004 году окончил Санкт-Петербургский военно-морской институт по специальности «гидрометеорологическое обеспечение ВМФ». С 2013 года - заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института военной истории Военной Академии Генерального штаба ВС РФ. Участник дальних походов на кораблях и судах Северного и Балтийского флотов, антипиратской операции ВМФ РФ в Аденском заливе, научно-исследовательских экспедиций в Арктике. Автор более 80 трудов по истории гидрометеорологии.

- Начинающим авторам крайне сложно достучаться до издательств. Так было во все времена. Как вам всё же удалось напечатать роман?

- Не зря говорят: талантам надо помогать, потому что бездарности пробьются сами. И так было всегда. Это своеобразный естественный отбор. Если человек между занятием «А» и занятием «Б» мимоходом написал рассказ или стихотворение, он предпримет определённые усилия для их издания. А столкнувшись с трудностями, оставит попытки. Если же для писателя стихи и проза и есть его «А» и «Б», если он этим живёт, то будет искать пути и возможности, чтобы донести своё творчество до читателя. Пусть даже это займёт у него 8 лет, как случилось с моим романом.

Литература - это не только искусство, но и ремесло со своими вполне реальными и прикладными законами. И уж если коллеги по цеху посчитают, что вещь, с которой вы к ним пришли, хороша, можно переходить к следующему этапу - поиску издателя. Сегодня в выборе книг для публикации превалируют финансовые интересы, раньше - идеологические. Советский Союз не скупился на выпуск книг, а «Архипелаг ГУЛАГ» издавать не спешил. Я убеждён: по-настоящему заинтересованный человек, способен преодолеть любые преграды. Чем их больше, тем потом приятнее рассказывать о своей работе читателям и журналистам.

В Институте военной истории, где я сейчас работаю, коллега прочитал роман и хорошо о нём отозвался. А затем помог встретиться с редакторами одного из федеральных издательств. Они сделали мне замечания: добавить остроты сюжета и любовную линию. Мне пришлось подчиниться, но это было непросто. Я как военнослужащий, как историк, как учёный противник таких мыльных вещей. Но есть законы жанра, любовная линия должна быть - и точка. Пришлось её туда внедрить. Как мне кажется, книжка от внесённых изменений стала лучше. Примечательно, что именно добавленные моменты вызвали наибольший отклик у читателей.

«Не убил ни одного эмо»

- Получается, без любовной линии книгу читать не будут. А какая литература сегодня пользуется спросом?

слезы Богов
слезы Богов Фото: Из личного архива/ Александр Фирсов

- Несколько лет назад я пришёл в одно крупное издательство, передо мной сидел человек, к которому каждый день стекается по сто книжек, и он их читает по диагонали. Я был б­езумно рад, что он слушал меня целых десять минут. Прочитав мою книгу (тоже по диагонали), он резюмировал: «Вы отлично пишете. Но совсем не о том. Напишите то, что мы можем издать. То, что люди читают». После моего вопроса «а что читают люди?» он подвёл меня к стеллажу «Лидеры продаж». Там стояло с десяток книг, которые сейчас лучше всего продаются. Мне запомнились две: «Убить эмо» и «Секс в офисе». Я не убил ни одного эмо, и не было прецедентов секса в офисе в моей жизни. Поэтому написать об этом так, чтобы люди прониклись, у меня не получится.

- Как вы думаете, интерес к такого рода литературе определяет культуру сегодняшнего дня? И почему отложены на дальнюю полку многие солидные произведения, такие как «Дети Арбата» или уже упомянутый вами «Архипелаг ГУЛАГ»?

- На каждом этапе развития общества неравнодушные люди вели споры о судьбе литературы. С появлением радио многие всерьёз забеспокоились, что книги больше не будут нужны. Затем средством получения информации и развлечением стало телевидение. А книга продолжает жить. И позавчера, и вчера писатели предлагали широкий выбор произведений: что-то, чтоб прочесть перед сном и отвлечься от дневной суеты, а что-то с претензией на глубокомысленность. Время неизменно всё расставляло на свои места. «Убить эмо» оказывалась на свалке истории, а «Война и мир» становилась достоянием отечественной и мировой литературы. Считаю современные переживания о судьбе классики неуместными. У «Убить эмо» свой читатель, а у «Войны и мира» - свой. По-моему, эти работы не составляют друг другу конкуренцию. Литературная «попса» необходима как минимум для того, чтобы на её фоне ярче играла литературная классика.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах