344

Что за вопрос? Реакция на обращения северян к Путину

АиФ на Мурмане №52 22/12/2020

На большой пресс-конференции президента России В. Путина прозвучали сразу два вопроса из Мурманской области. Оба – про медицину, что предсказуемо. И оба, по версии властей, «невозможны».

Бывает ли дым без огня, разбирался «АиФ на Мурмане».

Вступилась за уборщиц

Первый медицинский вопрос зачитала волонтёр: кольские медики ни разу не получили надбавку за работу с ковидными пациентами.

116 тысяч рублей - зарплата санитарки, по словам министра.

«Информация о невыплате всем медикам Кольской ЦРБ «ковидных» надбавок не соответствует действительности, – заявил министр здравоохранения Мурманской области Дмитрий Панычев. – Автор обращения занимает должность «уборщик служебных помещений». Мы перепроверили все расчётные листки, размер начисленных выплат в течение семи месяцев составлял в среднем 44 тыс. 800 рублей. Повторюсь, это именно губернаторские выплаты, то есть за счёт средств областного бюджета. Полная заработная плата с учётом базовой зарплаты была около 73,5 тыс. рублей. Сейчас этот работник прошёл обучение для того, чтобы перевестись на должность санитарки, то есть это уже медицинский персонал. И в ноябре при работе на полторы ставки она получила около 77 тыс. рублей – это только выплаты, 116 тыс. рублей – зарплата».

Наталья Козырева, обратившаяся к президенту, пояснила: её вопрос был неверно истолкован.

В моём расчётнике за ноябрь указано: зарплата – 29 тыс. рублей. Конечно, есть ещё и федеральные надбавки.

«Я не говорю, что всем не платят! И я не жаловалась, а предложила, чтобы федеральные надбавки за работу в «красной» зоне получали не только медработники, но и уборщицы, буфетчицы, лифтёры и прочий персонал, который каждый день рискует своей жизнью. Главный врач не может самостоятельно решить этот вопрос. А таких людей у нас было немало, правда, сейчас многие переобучились, имеют корочки санитарок и получают федеральные выплаты, – рассказала «АиФ на Мурмане» сотрудница Кольской ЦРБ Наталья Козырева. – Что касается цифр, которые озвучил министр Панычев, это совершенно неверно. В моём расчётнике за ноябрь указано: зарплата – 29 тыс. рублей. Конечно, есть ещё и федеральные надбавки».

Памятник заслужила

Второй вопрос зачитал лично президент: многодетный отец Юрий Краснянский из Алакуртти рассказал, что у них в селе одна машина скорой помощи, один фельдшер и один врач общей практики – пожилая женщина 86 лет, «которая не может отличить геморрой от ангины».

«Значит, она ветеран труда, к ней нужно относиться с особым уважением, – пошутил президент России Владимир Путин. – Помогите ей, поддержите. А мы постараемся поддержать вас, помочь с транспортом».

Правда, на деле оказалось, всё несколько иначе: в Алакуртти есть два автомобиля скорой медицинской помощи, что для села, в котором проживает 3 тыс. человек, даже больше положенного. И не один фельдшер работает, а в общей сложности 23 сотрудника, в том числе четыре водителя и 19 медработников (четыре из них в декретном отпуске). Да и врача «искусственно состарили» на 20 лет – Татьяне Александровне пока ещё 66.

«У меня нет особого желания работать с такими людьми. Он меня оболгал, я сейчас решаю вопрос о подаче заявления в следственные органы за клевету, оскорбление чести, достоинства и деловой репутации», – рассказала врач Татьяна Яковлева.

После таких высказываний она решила написать заявление об уходе.

«Я полдня с ней разговаривал, думаю, что увольняться она не будет, всю жизнь она здесь отработала, как-то надо это пережить, – сказал Дмитрий Панычев. – Ей памятник нужно ставить, а не позорить на всю страну!»

Коллеги тоже уговаривают врача не уходить.

«Пока остаюсь. Я уже столько лет здесь отработала. Жалко их бросать. Кто им выпишет рецепт?» – сказала врач Татьяна Александровна.

Юрий Краснянский признал: был излишне эмоционален, готов извиниться. Однако в селе нашлись и те, кто его поддерживает – нет, не в оскорблении женщины, а в том, что проблемы с медициной есть. А дело вот в чём.

В Алакуртти сегодня проживает много военнослужащих, только недавно «АиФ на Мурмане» писал, что там требуется около тысячи квартир для размещения всех военнослужащих – в трёхкомнатной квартире вынуждены жить три семьи. Сами военные, если заболеют, лечатся в госпитале в Североморске, но дети и жёны – в амбулатории.

Кроме того, две машины скорой помощи обслуживают не только Алакуртти, но и ближайшие населённые пункты – Зареченск и Ковдозеро. И в случае необходимости везут пациента в кандалакшскую больницу.

«Если одна машина поехала в Зареченск почти за 100 км, а другая – в Кандалакшу за 120 км, то скорую можно ждать долго», – поясняют местные жители.

21 декабря премьер-министр России Михаил Мишустин поручил решить вопрос с кадровым обеспечением медицинских учреждений в Кандалакшском районе и до 25 декабря доложить о принятых мерах в Правительство РФ.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно