Примерное время чтения: 8 минут
68

Пошлина на инвестиции. Рынок и эксперты не оценили инициативу Минфина

Валерий Близнец / АиФ

Минфин предложил внести изменения в механизм взимания экспортных пошлин на минеральные удобрения, уровняв представителей разных сегментов отрасли. Эксперты уверены, что в данном вопросе необходим более тонкий и дифференцированный подход.

Ни для кого не секрет, что индустрия производства минеральных удобрений сегодня остается одной из немногих несырьевых отраслей, нацеленных в том числе и на экспортные поставки высокотехнологичной продукции. Более того, доходы от поставок за рубеж помогают производителям «витаминов роста» поддерживать фиксированные цены на них на внутреннем рынке и финансировать инвестиционные и социальные программы. Это стимулирует рост спроса на удобрения и, как следствие, повышение урожайности в отечественном АПК.

Индустрия производства минеральных удобрений сегодня остается одной из немногих несырьевых отраслей, нацеленных в том числе и на экспортные поставки высокотехнологичной продукции.

С 30 ноября прошлого года в России действует механизм экспортных пошлин, который предусматривает ставку в размере 23,5%, взимаемую с разницы между таможенной стоимостью удобрений и уровнем в 450 долларов США за тонну. При этом производители сложных удобрений заплатили львиную часть сборов в рамках действующей пошлины.

С 1 сентября 2023 года предлагается ввести пошлину в размере 8% со всех видов удобрений, вне зависимости от ценовой конъюнктуры и сложности производственного цикла продукции. Проект соответствующего постановления был опубликован в начале августа на портале для его обсуждения. Очевидно, что в ведомстве не предполагали, что вокруг этой инициативы развернется острая дискуссия, однако это произошло.

Разные рецепты — разный подход

Первыми с предложениями о внесении изменений в проект постановления выступили сами производители минеральных удобрений. Сделать это их вынудил объективный факт — огромная разница в сложности технологических цепочек, задействованных в производстве разных видов агрохимии. Логика здесь проста — чем длиннее и тернистее их путь от руды до поля, тем больше затрат несет производитель. Однако, по словам экспертов, этот факт в Минфине вынесли за скобки.

«В цепочку производства фосфорных и сложных удобрений входят добыча и обогащение фосфорного сырья, переработка газа в аммиак, переработка серы в серную кислоту, переработка серной кислоты и фосфорного сырья в фосфорную кислоту, переработка калия, переработка сульфата аммония для получения сложных удобрений, — рассказывает генеральный директор ФосАгро — российского лидера в производстве фосфорсодержащих удобрений Михаил Рыбников. — На факторы изменения цен на основные виды сырья, на затратную часть производства сложных и комплексных удобрений влияют транспортные тарифы на перевозку сырья из удаленных от мест переработки регионов, изменчивость цен на мазут, как преимущественно безальтернативное топливо в производстве апатитового концентрата в условиях Заполярья, а также другие факторы, приводящие к объективно высокому уровню затрат на производство сложных и комплексных удобрений».

Тем временем, производство более простых видов «витаминов роста» требует куда меньших усилий и затрат. Например, чтобы получить азотные удобрения нужно лишь переработать газ в аммиак, а его — в удобрения. Рецепт калийных удобрений еще проще — он состоит только из добычи и обогащения калийной руды. Как следствие, и инвестиционные затраты в выпуск этих продуктов агрохимии куда ниже, нежели в производство фосфорсодержащих удобрений.

«Для ввода новых горизонтов добычи в замещение выбывающих рудных объектов необходимо непрерывное финансирование капитального строительства в подземной добыче апатит-нефелиновой руды, — продолжает Михаил Рыбников. — Строительство новых горнодобычных объектов занимает более 10 лет, в течение которых компания несет значительные материальные затраты с отложенным эффектом».

Все эти факторы, влияющие на себестоимость продукции, в проекте постановления правительства РФ пока никак не учтены. При этом введение единой экспортной пошлины может негативно сказаться, как ни странно, в первую очередь на внутреннем рынке. Ведь инвестпроекты агрохимиков нацелены главным образом на растущий спрос внутри страны, который, по прогнозам Минсельхоза и Российской ассоциации производителей удобрений, в ближайшие 5-7 лет достигнет уровня в 11 млн тонн в действующем веществе (в 2022 году российские аграрии закупили 5,8 млн тонн в д.в. — прим. ред).

Инвестиции под вопросом?

Вслед за представителями рынка в дискуссию о справедливости предлагаемом Минфином размере единой экспортной пошлины включились эксперты и представители власти. Например, губернатор Мурманской области Андрей Чибис. Произошло это не случайно: именно в нашем регионе сосредоточены горно-обогатительные производства, продукция которых служит сырьем для выпуска удобрений. Все эти предприятия — крайне инвестиционно емкие.

«Мурманская область обеспечивает сегодня всех российских производителей фосфорсодержащих минеральных удобрений высококачественным сырьем — апатитовым концентратом — производимым из содержащих фосфор руд, добываемых на территории области. Здесь расположены 3 таких предприятия: Кировский филиал АО «Апатит», Северо-Западная Фосфорная Компания, Ковдорский Горно-обогатительный комбинат, — говорит глава региона. — Первые два из указанных предприятий добывают апатит-нефелиновую руду, налог на добычу которой за последние 3 года повышался уже дважды, причем суммарно ставка налога с учетом коэффициента ренты выросла в 7 раз. Помимо роста налога на добычу полезных ископаемых, предприятия, производящие апатитовый концентрат, ежегодно вкладывают миллиарды рублей в поддержание и развитие рудно-сырьевой базы, реализуя в настоящий момент такие крупномасштабные проекты, как «Вскрытие и подготовка к отработке запасов месторождения „Плато Расвумчорр“ до гор.+310 м» и «Вскрытие и подготовка к отработке запасов гор.+10м Кировского рудника» в Кировском филиале АО «Апатит», а также «Развитие Ковдорского горно-обогатительного комбината» компании «ЕвроХим».

Для понимания читателей общая стоимость только этих проектов близка к 200 млрд рублей. А ведь у горнодобывающих предприятий есть большой объем обязательных капитальных вложений, необходимых для поддержания действующих производств.

По словам Андрея Чибиса, механизм, предусматривающий единую ставку экспортной пошлины для всех видов удобрений приведет к тому, что производители фосфорсодержащих удобрений, работающие с большой фискальной нагрузкой и наиболее низкой по сравнению с производителями азотных и калийных удобрений рентабельностью, примут на себя основную дополнительную нагрузку по уплате экспортной пошлины. А это несет риски сокращения инвестиционных возможностей горнодобывающих компаний по реализации проектов развития и поддержания рудно-сырьевой базы.

С главой Кольского Заполярья согласна и сенатор от региона Татьяна Сахарова.

«Производители, добывающие агрохимические руды за Полярным кругом, несут комплексные затраты на горно-подготовительные и горно-капитальные объекты, производственную и социальную инфраструктуру. На фоне актуальных экономических и геополитических условий изменилась их финансовая нагрузка по необходимым накладным расходам: приобретение горной техники, запасных частей к ней, расходных материалов, крупногабаритных шин, химикатов и так далее. Уже на стадии производства апатитового концентрата, полностью сосредоточенного в Мурманской области, формируется его объективно высокая себестоимость. Создание такого продукта — капиталоемкий процесс, связанный с длительным циклом работ, в отличие от выпуска азотных и калийный удобрений, где он значительно короче. Один из возможных вариантов недопущения налогового перекоса — использование дифференцированного подхода. Тем более успешно апробирована и хорошо администрируется практика сбора дифференцированных экспортных пошлин на лесоматериалы», — подчеркнула сенатор.

«Создание такого продукта — капиталоемкий процесс, связанный с длительным циклом работ, в отличие от выпуска азотных и калийный удобрений, где он значительно короче».

Однако, угроза пересмотра масштабов инвестпроектов горняков и обогатителей — это полбеды. Все предприятия, о которых сказал глава Кольского Заполярья, градообразующие, а это значит, что на их плечи ложится и существенная социальная нагрузка. И речь идет не только о десятках тысяч работников и их семьях, но и о вложениях компаний в социальную инфраструктуру городов присутствия и благотворительные проекты. Например, только ФосАгро в прошлом году направила на эти цели почти 13 млрд рублей. Причем, объем налогов, уплаченных компанией в бюджеты всех уровней за тот же период, составил 59 миллиардов. Бремя действующей экспортной пошлины пронесла также на себе ФосАгро — на нее пришлось 2/3 всех выплат. И при этом компания остается и крупнейшим поставщиком удобрений на внутренний рынок, где цены добровольно сдерживаются производителями агрохимикатов и примерно на 20% ниже экспортных. Примечательно, что обсуждение механизма расчета экспортной пошлины не повлияло и на решение руководства Группы «ФосАгро» по выплате повышенных премий для всех своих работников и ветеранов производств ко Дню Горняка, — профессионального праздника всех горнодобытчиков. Кстати, аналогичные премии были выплачены ФосАгро в мае и ко Дню Химика. Общий объем «повышенного премиального бюджета» составляет почти 3,5 млрд рублей.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах