Примерное время чтения: 7 минут
201

Море одно на всех. 80 лет назад в Мурманск пришёл первый полярный конвой

В годовщину прихода первого полярного конвоя в Мурманск с борта буксира в Кольский залив были спущены памятные венки.
В годовщину прихода первого полярного конвоя в Мурманск с борта буксира в Кольский залив были спущены памятные венки. / Дмитрий Дубов / Правительство Мурманской области

Сегодня в это трудно поверить, но 80 лет назад СССР, США и Великобритания были по одну линию фронта. Мы были союзниками по антигитлеровской коалиции. В январе 1942 года в порт Мурманск зашло первое судно полярного конвоя PQ-7.

«Холодный угол ада»

Накануне Второй мировой войны советско-английские отношения нельзя было назвать особенно тёплыми из-за резких идеологических разногласий, но всё же именно в военно-морской области существовало некое понимание. 15 июня 1941 года британский премьер-министр Уинстон Черчилль информировал президента США Франклина Рузвельта о том, что в случае войны Германии и СССР, он выступит за сотрудничество с Советским Союзом. А по прошествии менее двух недель встал вопрос о проведении совместных операций СССР и Великобритании в районе Мурманска и Петсамо (Печенги).

По программе ленд-лиза (от англ. lend «давать взаймы» и lease «сдавать в аренду, внаём») СССР должен был ежемесячно получать от союзников более 500 тонн грузов. А вот как? Изучив вопросов, специалисты пришли к выводу, что есть всего три пути.

Первый – через Тихий океан. Из советских дальневосточных портов только Владивосток имел железнодорожное сообщение с фронтом, а пропускная способность Транссиба была относительно невелика, но по нему доставлялась почти половина военных грузов. Второй – самый безопасный пролегал через Персидский залив и Иран, но использовать его начали только в 1942 году. А третий – самый быстрый, но и самый опасный – шёл из Великобритании и Исландии через Норвежское и Баренцево моря в Архангельск и Мурманск. Суда проходили этот путь всего за 10–14 суток, но какой ценой… «Холодный угол ада» – так называли этот маршрут союзники. А Черчилль считал его «самым рискованным морским путешествием на этом свете».

«Несчастливые» буквы

Первый конвой «Дервиш» вышел в море 21 августа 1941 года и уже через 10 дней был в Архангельске. На берег выгрузили деревянные контейнеры с 15 истребителями «Харрикейн», 3800 глубинных бомб и морских мин, грузовики, каучук, шерсть и солдатские ботинки. Историки отмечают, что до декабря 1941 года потерь в конвоях почти не было – немцев больше интересовала Москва, чем какой-то там Север. Атаки начались в конце 1941 года. Первые караваны пришли в Архангельск, а 11 января 1942 года – конвой пришёл уже в Мурманск, потому что архангельский порт замёрз. В Мурманском морском торговом порту было обработано более 2 млн тонн грузов.

Кстати, интересна история наименования конвоев, начиная со второго, их стали обозначать литерами PQ, по имени офицера Питера Квилина, ответственного за эту работу в адмиралтействе Великобритании. Караваны, идущие обратно, именовались QP.

Печально известный конвой РQ-17 вышел из Исландии 27 июня 1942 года. В Норвежском море его обнаружила немецкая воздушная разведка. А 4 июля британцы получили сведения о выходе из фьордов самого большого корабля германского флота – линкора «Тирпиц». Заполярные белые ночи сыграли свою роковую роль: суда были как на ладони и стали лёгкой добычей для немецких самолётов и подводных лодок. Из 36 транспортов дошли 11, погибли 153 человека, спасти удалось около 300 морякам.

Узнав об этом, британское правительство принимает решение прекратить направлять в СССР новые конвои. И лишь под усиленным давлением Москвы в начале сентября в море вышел конвой РQ-18. Последний с «несчастливыми» буквами, в дальнейшем караваи стали кодироваться JW - в СССР, RA - из СССР на Запад.

И по сей день на дне Баренцева моря лежат ленд-лизовские суда: у острова Кильдин весной 1945 года затонул транспорт «Томас Дональдсон». Не так давно с него подняли американский танк «Шерман», который так же как и M3 Lee, был восстановлен, сейчас оба они на ходу.

Во время экспедиции «Помни войну» военнослужащие Северного флота обнаружили места гибели кораблей, транспортов из состава конвоев.

«Теперь это координаты точек памяти, где корабли флота отдают дань уважения тем, которые навсегда остались в глубинах морей. Да, тяжёл труд моряков, которые везли сюда грузы. Ещё сложнее было тем, кто их охранял. Но мы должны помнить и о тех, кто эти грузы разгружал», – сказал заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Олег Голубев.

За годы войны прямо во время работы погибли более сотни портовиков, ещё около 300 были ранены.

В книге Павла Фёдорова «Россия, окружённая водой» приводятся воспоминания лебёдчицы Марии Ивановны Вагановой (1914–1993), которая вспоминала, что «...после того, как Мурманский порт начал принимать союзные транспорты со стратегическими грузами, стала призывать портовиков не покидать рабочие места во время бомбардировок, чтобы не останавливать погрузо-разгрузочных работ. И не оставляла причал сама». В феврале 1943 года, находясь на судне перед погрузкой, она была тяжело ранена. Осколки вонзились в её тело, перебили кисти рук. Врачи спасли ей жизнь, но не смогли полностью вернуть здоровье. Не совсем вылечившись, Мария Ивановна вернулась на работу в порт. За мужество она была награждена орденом Ленина. В числе первых ей присвоено звание «Почётный гражданин города Мурманска».

Спор на шоколадку

Всего в годы Великой Отечественной войны арктическими морями в порты Мурманска и Архангельска прошёл 41 (по другим данным - 42) конвой. Представьте, до 1942 года оборонные отрасли СССР работали только на американских поставках.

Караваны из США и Великобритании доставляли не только танки и самолёты, они везли продовольствие: зерно, муку, пищевые концентраты, яичный порошок, сало, лярд.

«Караваны из США и Великобритании доставляли не только танки и самолёты, боеприпасы и стратегическое сырье, они везли продовольствие: зерно, муку, пищевые концентраты, яичный порошок, сало, лярд. Часть этих грузов стали оставлять в Мурманске для нужд Карельского фронта, Северного флота и населения», – рассказал «АиФ» ранее участник Великой Отечественной войны, почётный гражданин города-героя Мурманска, доктор исторических наук, краевед, профессор Алексей Алексеевич Киселёв.

И это ли не счастье для голодного города?!

Из денег иностранцы хорошо брали тридцатирублёвые купюры, они были красного цвета с портретом Ленина.

«Когда приходили конвои, мы, мальчишки, встречали моряков в городе и покупали или выменивали за значки у них жвачку, шоколад, сигареты. Из денег иностранцы хорошо брали тридцатирублёвые купюры, они были красного цвета с портретом Ленина. Нас гоняла милиция, но разве голодным возможно что-либо запретить? – вспоминает наш постоянный читатель из посёлка Ревда Ловозерского района области Виктор Павлович Голинков. – Как-то мы, пацаны, катались с горы на лыжах, привязывали их к ногам верёвками. На горе были два трамплина – с большого мало кто прыгал даже из взрослых. За нами наблюдали американские моряки и один из них пообещал мне шоколадку, если я прыгну с этого трамплина. Объяснялись жестами, но я понял. Конечно, я свалился кубарем. Американец не хотел давать шоколадку, но его друзья настояли, ведь я прыгал и честно её заработал».

А жительнице посёлка Мурмаши Зинаиде Дмитриевне Ершовой на всю жизнь запомнилась американская тушёнка – «коробка металлическая, разрисованная с ключиком, а внутри ветчина розовая в желе, вкусная. И лярд — это перетопленный жир белого цвета».

«Тогда у нас было одно море на всех – и англичан, и русских».

Но, конечно, не только русским есть, что вспомнить. В августе 1995 года была трогательная сцена у первой школы в Мурманске, где собрались участники полярных конвоев из Великобритании. Пожилой англичанин подошёл к стене школы и начал рыдать. Оказывается, во время войны он был сильно ранен и лечился здесь, в здании первой школы, в которой с 1941 по 1944 годы находился военно-морским госпиталь № 74.

Иностранные экипажи, участвующие в конвоях, очень тепло относились к нашим морякам. Многие сдружились настолько, что когда заходили в порт, то и гулять по городу шли вместе.

«Тогда у нас было одно море на всех – и англичан, и русских», – говорили ветераны, вспоминая историю полярных конвоев.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)