Примерное время чтения: 7 минут
2743

Тайное становится явным. Как органы НКВД помогали осваивать Заполярье

АиФ на Мурмане №11 16/03/2022
Колхозники-оленеводы в среднем за год зарабатывали 4-5 тысяч рублей.
Колхозники-оленеводы в среднем за год зарабатывали 4-5 тысяч рублей. www.lovozerie.ru

Архив УФСБ России по Мурманской области рассекретил документы, проливающие свет на то, какую роль играла работа чекистов в промышленном освоении Заполярья 30-х годов минувшего века.

Детальный разбор

Рассекреченные документы развеивают распространённый миф о том, что деятельность Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) СССР сводилась к преследованию инакомыслящих, борьбе со шпионами, бывшими белогвардейцами и «врагами народа», хотя, безусловно, существовали и те, и другие, и третьи. Как следует из документов, сотрудники органов госбезопасности занимались множеством экономических проблем и немало сделали для того, чтобы население Кольского Севера бесперебойно получало фрукты и овощи, в производстве соблюдалась техника безопасности, в больницах создавались нормальные условия для пациентов, суда тралового флота получали уголь, а колхозникам-оленеводам платили достойную зарплату.

«В документах часто фигурируют технические подробности, статистика и перспективы возможного развития проблемы».

Не секрет, что 30-е годы были очень трудным временем в истории нашей страны. Тем сложнее была задача промышленного освоения Крайнего Севера в условиях острого политического противостояния с Западом и назревающей мировой войны. Архив областного УФСБ сохранил донесения и спецсообщения руководства УНКВД в партийные и советские органы о многих проблемах, выявленных в промышленности, сельском хозяйстве, социальной сфере Заполярья. При этом сообщения крайне редко сводились к обычной констатации фактов. Чаще всего они представляли собой детальный разбор ситуации. Указывались не только причины возникших проблем и их возможные последствия, но и оценивались действия ответственных лиц. В этих документах часто фигурируют технические подробности, статистика и перспективы возможного развития проблемы. Это говорит о том, что чекисты детально вникали в суть ситуации и плотно работали со специалистами на местах.

Например, в августе 1938 года начальник УНКВД капитан госбезопасности Уралец сообщает областному руководству об эпидемиях в Терском районе. В кратком документе приводится статистика заболеваний, обеспеченность медперсоналом, возможности и действия местных властей для преодоления ситуации.

Есть аналогичный документ, который касается невыполненного плана заготовки картофеля для мурманчан, с анализом причин, по которым его не удалось достичь.

«Взрыв предотвращён»

Внимание областного управления НКВД не мог не привлечь срыв пуска первой очереди Мончегорского медно-никелевого комбината 11 октября 1938 года. Кроме технических и организационных проблем чекисты указывают на то, как вело себя в то время руководство предприятия. Первому секретарю областного комитета ВКП(б) Петрову сообщалось о том, что митинги и банкеты проводились ещё за два дня до фактического пуска комбината. Это справедливо расценивалось «как политическая дискредитация задач, стоящих перед рабочими комбината».  Вероятно, руководство обкома не спешило решать эти проблемы, поскольку через несколько дней уже непосредственно руководству НКВД СССР в Москву было направлено сообщение: «…В момент пуска предприятия бюро обкома самоустранилось от пуска и на создавшееся положение никак не реагирует… первый секретарь обкома Петров, не дождавшись результатов вторичного пуска, выехал в Карелию, видимо в гости… В Мончегорск командированы начальники 4-го и 8-го отделов… для проведения мероприятий, обеспечивающих нормальную работу комбината». Иными словами, чекисты не просто «искали вредителей», но при необходимости активно вмешивались в строительство и работу стратегически важных для Родины объектов, не стесняясь обращаться на самый верх, правдиво и нередко критически оценивая деятельность местных партработников.

В январе 1941 года в комбинате в Мончегорске случился пожар. Начальник УНКВД майор госбезопасности Ручкин докладывает об этом в НКВД СССР. В своём донесении он пишет: «Пожар произошёл вследствие неправильного изготовления кессона Новокраматорским заводом». Далее следует краткое, но в то же время весьма детальное описание брака, допущенного изготовителем. «Благодаря принятым мерам… взрыв предотвращён. Мною ориентирован Краматорский горотдел НКВД для выявления виновника… Ватержакет находился в простое 13 часов» (ватержакет – шахтная печь для выплавки меди, никеля, свинца, олова из руд, имеющая верхнюю часть из огнеупорного кирпича, а стенки нижней части – из пустотелых стальных коробок, охлаждаемых водой. – Прим. авт).

«Именно во второй половине 30-х годов Кольский полуостров совершил невероятный скачок в индустриальном развитии».

Через две недели – новое донесение об аварии на трубопроводе Мурманской нефтебазы. «Причиной… послужил разрыв задвижки Лудло от сильного мороза (35 градусов). Произошла утечка бензина. Срочно ведётся расследование…»

Напомним, речь идёт об относительно небольшом временном периоде между 1938 и началом 1941 года. Количество аварий, пожаров и других чрезвычайных происшествий, нашедших отражение в нескольких архивных делах управления НКВД по Мурманской области, производит, на первый взгляд, удручающее впечатление. Однако не следует забывать, что именно во второй половине 30-х годов Кольский полуостров совершил невероятный скачок в индустриальном развитии. Плановые задачи, поставленные партией большевиков и правительством СССР, были масштабными и трудновыполнимыми. Не хватало абсолютно всего: электроэнергии, топлива, металла, двигателей и агрегатов, цемента, дорог. Индустриальные объекты обеспечивались неквалифицированной рабочей силой через ГУЛАГ, коллективизацию крестьян, с помощью вербовки рабочих в рамках правительственных программ колонизации Крайнего Севера СССР. Технических специалистов не хватало катастрофически, да и уровень их подготовки зачастую оставлял желать лучшего. Систему высшего технического образования, которая спустя десятилетия завоевала признание всего мира как советская научная и инженерно-техническая школа, в то время только предстояло создать.

Оленеводы уходили в рыбаки

Органы НКВД уделяли много внимания нештатным ситуациям не только на оборонных, но и на гражданских объектах. Вот что сообщается в одном из донесений о работе руководства Кольского района: «Районные организации Колы в руководстве колхозами допускают неправильность. Вместо планомерного руководства и систематической помощи… появляются в колхозах наскоками… Такие поездки… мало дают пользы, а частые собрания и заседания… во время уборочных работ… только отвлекают колхозников. Появление руководящих работников в колхозе «Юркино»… вызвало насмешки со стороны членов колхоза».

А вот сообщение о работе Мурманского тралфлота: «Технический отдел тралфлота… написал проект приказа, в котором указаны конкретные мероприятия по сохранению флота и перевода его на зимнюю стоянку… Все попытки доказать ему (заместителю управляющего трестом «Мурманрыба» Тарану) необходимость быстрейшего решения данного вопроса не увенчались успехом. И только после телефонного разговора с оперативным работником ЭКО УНКВД МО Таран принял приказ…».

Спецзаписка 2-го отделения УНКВД «о ненормальностях в работе по здравоохранению трудящихся города Мурманска» занимает три с половиной страницы, но этот текст максимально информативен и точен. В нём говорится, что больным массово отказывают в клинической помощи, а окраины города имеют антисанитарное состояние. Приводятся данные о динамике желудочно-кишечных заболеваний и детской смертности. «К массовым заболеваниям грудных детей… приводит то, что родильный дом… плохо отапливается, а также недостаточно обеспечен детским бельём, последнее обстоятельство вынуждает держать детей в мокрых пелёнках…».

Спецсообщение «О массовых потерях поголовья оленей по Мурманской области» от 14 апреля 1939 года начальник УНКВД Горик ввиду важности этого вопроса для народного хозяйства направил наркому НКВД Берии. «Потеря оленей явилась результатом преступного руководства работников земельных органов и Облземотдела и полной самоустранённости районных партийных организаций… Бывший заведующий Саамского Райзо… в самый разгар отельной кампании отпустил в отпуск ветработника… не провёл подготовки к летнему выпасу… ушёл в отпуск сам, чем сорвал все мероприятия по сохранению поголовья… Крайне неблагополучно обстоит дело с оплатой труда… Отдельные пастухи больше уделяют внимания своим оленям, нежели колхозному стаду… Колхозники-оленеводы, в течение года находящиеся в тундре и оторванные от своих семей, без культурно-политического обслуживания, в среднем за год зарабатывают 4-5 тыс. рублей, в то время как заработок колхозников-рыбаков за 3-4 месяца определяется в 10-12 тыс. рублей… имеется массовое стремление к переходу на рыбный промысел. Об изложенном информированы областные партийно-советские организации».

«Защита интересов граждан и развитие промышленности – ключевые вопросы выживания государства».

Эти строки свидетельствуют, что органы госбезопасности основательно погружались в проблемы народного хозяйства и простых людей. Казалось бы, зачем чекистам заниматься картофелем и детскими пелёнками, если их дело – разведка, контрразведка и «политические репрессии»? Но руководство НКВД СССР и рядовые оперативники прекрасно понимали: защита интересов граждан и развитие промышленности – ключевые вопросы выживания государства и сохранения шаткого внутриполитического равновесия. В этом и заключается государственная безопасность.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых