Примерное время чтения: 4 минуты
1003

К лову пришлось. Как норвежский закон мешает нашей мойвенной путине

АиФ на Мурмане №10 06/03/2024
Мурманские портовики пообещали: проблем со скоростью разгрузки судов не будет, под мойву забронировано 6–7 тыс. тонн холодильной ёмкости.
Мурманские портовики пообещали: проблем со скоростью разгрузки судов не будет, под мойву забронировано 6–7 тыс. тонн холодильной ёмкости. Мурманский морской рыбный порт

В начале марта в рыбном порту Мурманска будут встречать транспортное судно со свежевыловленной мойвой. На борту «Нового света» планируют доставить около 4 тыс. тонн.

Сколько всего намерены выловить российские рыбаки, а так же ждать ли нового моратория от учёных, — в материале «АиФ-Мурманск».

Треска — в прилове

В этом году российские рыбаки по квоте могут выловить 78 тыс. тонн мойвы, пока добыли первые 14 тыс. тонн. В Росрыболовстве заявили: с учётом того, что национальная квота в этом году в три раза больше прошлогодней, рыбакам необходимо нарастить уловы, чтобы максимально освоить выделенный России объём.

Правда, с выловом рыбы есть некоторые сложности. Дело в том, что мойва на нерест идёт тремя путями: по российской зоне (вдоль Новой Земли к берегам Мурмана), по норвежской зоне (у Шпицбергена и Лофотенских островов) и третий — по центру Баренцева моря — между Мурманском и Норвегией.

«Как мы и ожидали, в этом году мойва сразу подошла к норвежской зоне. А чем промысел дальше от Мурманска, тем больше «бегать» приходится: если мойва рядом, то судно за два часа добирается до порта, теперь же надо идти 200 миль с норвежской зоны. А когда мойва отойдёт ещё дальше на запад — за 17 градус — придётся потратить двое суток в одну сторону, — объяснил «АиФ-Мурманск» заместитель генерального директора Союза рыбопромышленников Севера Евгений Шамрай.

Однако даже не это беспокоит российских рыбаков. Основная проблема в том, что в норвежской зоне неизбежен прилов трески, которая, как известно, кормится мойвой.

Это вынуждает нас покидать такие районы промысла, что, естественно, может сказаться на выборе квоты.

«По норвежскому правилу, прилов трески запрещён. Если, конечно, на 100 тонн две штуки попадёт, никто ничего не скажет, но там приловы могут быть очень приличные, — пояснил Шамрай. — Это вынуждает нас покидать такие районы промысла, что, естественно, может сказаться на выборе квоты. Придётся искать районы, где ходовые косяки, но на это нужно время, а мойвенная путина скоротечна — максимум март».

Кстати, в российской зоне приловы трески разрешены, они идут в счёт квоты и их можно оставлять на борту.

«Если наши рыбаки выловят не все 78 тыс. тонн, то Россию никто квоты не лишит, потому что запасы мойвы сложно прогнозировать — то густо, то пусто. А вот, что касается рыбаков, то да, это чревато последствиями: по закону если рыбопромышленная компания выбирает менее 70 %, то её лишают квоты. Это может произойти уже в 2025 году. К сожалению, закон не учитывает, что причин на недобор квоты может быть много: судно сломалось, сбыта не было, закрыт промысловый район. Мы будем стараться выловить всю квоту», — сказал Евгений Александрович.

Ждать ли нового запрета?

Каждый год в августе-сентябре учёные считают, сколько мойвы потребуется для пропитания трески, тюленей, китов. В 70-80-е годы наука этого не делала, поэтому была проблема: вроде рыбаки выловили 500 тыс. тонн, а треске есть нечего, она начинала питаться своей молодью, креветкой, селёдкой.

У канадцев и американцев в глазах только деньги, поэтому китам рыбы не хватает.

«В последние несколько лет к нам приходят киты от берегов Канады — им там есть нечего! Благодаря исследованиям российских (советских) и норвежских учёных Баренцево море лучше всего в мире сбалансировано по запасам. А у канадцев и американцев в глазах только деньги, поэтому китам рыбы не хватает», — считает Евгений Шамрай.

В 2018 году смешанная российско-норвежская комиссия ввела мораторий — в течение трёх лет мойву не вылавливали совсем, чтобы треске было что есть. Однако в последние годы запасы трески в Баренцевом море снижаются.

«Соответственно, потребление мойвы будет меньше. Кроме того, в прошлом году учёные оценили запас мойвы выше, чем годом ранее, значит, на нерест пойдёт рыбы гораздо больше. Я думаю, в 2025 году промысел мойвы будет», — сделал свой прогноз Евгений Шамрай.

«Мойва как корюшка, но вкуснее»

Мойвенная путина быстротечна — чуть больше месяца в год, поэтому суда с народной рыбкой так ждут в портовом городе. В эти дни Мурманск, как в советское время, наполняется ароматом свежих огурцов — запахом мойвы.

«Очень ждём мойву, тем более, что до этого три года её не вылавливали — только недавно сняли мораторий. Северяне ещё не успели наесться! — призналась мурманчанка Валентина Порошина. — Мойва — это наша корюшка, только вкуснее! С детских лет помню: мойва на столе — к весне!»

Мурманскую мойву любят и ждут не только северяне, рыбу активно закупают магазины в Москве, Санкт-Петербурге и даже на юге России.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах