Примерное время чтения: 7 минут
406

Танец с буквами. Каллиграф с Русского Севера написал мурал с Дарьей Дугиной

АиФ на Мурмане №25 21/06/2023
Мурал с Дарьей Дугиной написали за 3–4 дня.
Мурал с Дарьей Дугиной написали за 3–4 дня. Из личного архивa

В Мелитополе на стене госуниверситета теперь изображена дочь русского философа Дарья Дугина, автомобиль которой взорвали в августе прошлого года. А в паре кварталов от этого места находятся муралы с героями Донбасса, в том числе с Владленом Татарским, погибшим в апреле. Написал их уроженец города Полярные Зори Дмитрий Север.

Самородный каллиграф видит особую графическую красоту. В интервью murmansk.aif.ru Дмитрий рассказал, как он попал в Мелитополь и каким бы изобразил Кольский полуостров?

Прописные истины

Александра Михова, murmansk.aif.ruДмитрий, в Сети вас называют каллиграфом с Русского Севера. Скажите, а давно вы увлекаетесь каллиграфией?

Дмитрий Север: Увлечение уличным искусством, стритартом, началось ещё в школе, как и у многих мальчишек моего поколения. Хотя, это было скорее хулиганство, чем искусство, которое, к счастью, переросло в нечто большее. Сначала я рисовал граффити, потом заинтересовался каллиграфией — исконно русским искусством. Каллиграф — человек, специализирующийся на рукописной шрифтовой культуре, которая в нашей истории очень богата. По первости, когда видел, как работают мастера, руки опускались — у меня всё получалось настолько ужасно. Нужна сила воли и вера в себя, чтобы понять: я смогу также хорошо. С опытом приходит понимание: плохого каллиграфа от хорошего отделяют тысячи исписанных листов, плохие буквы нужно из себя потихоньку выдавливать.

ДОСЬЕ
Дмитрий Север (псевдоним). Родился в Полярных Зорях. В Мурманской области проживал до 2008 года. С 2007 года увлекается граффити.

— Вы где-то этому обучались или это природный талант?

— Знаете, я не верю в талант, есть исключительно труд и желание работать. Я не проходил обучение, все знания и навыки получены мной самостоятельно, это личный опыт, порой горький. В основе моего творчества, да и меня, как человека, лежит православие и традиционные для нашей культуры ценности. Мне интересно древнерусское искусство, а также периода Московского царства и императорской России. В работах стараюсь придать традиционным мотивам и явлениям форму и вид присущие нашему времени.

— Говорят, когда занимаешься каллиграфией, вырабатывается христианское терпение. Вы с этим согласны?

— Полностью согласен. Каллиграфия воспитывает в человеке усердие, целеустремлённость, пространственное мышление. В процессе написания нужна сильная концентрация на действии здесь и сейчас. Я даже музыку не слушаю, когда работаю с чем-то новым, а вот если делаю что-то хорошо знакомое, где рука уже набита, то включаю музыку и тогда каллиграфию можно сравнить с танцем.

Мурал за три дня

— В 2020 году в Москве вы написали каллиграффити по мотивам фильма Фёдора Бондарчука «Вторжение». Вас так фильм впечатлил?

— Нет! На самом деле я его даже не смотрел! Это был заказ одного телеканала. Я тогда ещё был не то, чтобы в начале карьеры, но недалеко от этой точки, поэтому с восторгом воспринял предложение: круто, меня покажут по телевизору! В итоге полдня проработал на морозе, испачкал одежду, а мне даже не хотели краску оплачивать. Спасибо операторам, которые угощали чаем с настойкой. Да, это грустный анекдот из моей жизни.

— Зато сегодня у вас в арсенале так много работ: есть портреты Гагарина, Бодрова, Мамонова. Как вы отбираете героев?

— В первую очередь, меня должны зацепить люди, они вдохновляют, вызывают уважение. Они проводники чего-то светлого и мощного в наш мир.

Дмитрий Север
Дмитрий Север Фото: Из личного архивa

— В Мелитополе вы написали портреты героев Донбасса. Расскажите, как вы туда попали и было ли страшно ехать?

Поскольку страна меня ещё не позвала взять в руки оружие, я могу что-то делать, держа в руках кисть.

— У меня давно было желание поработать на Донбассе. С 2014 года слежу за тем, что там происходит, как освобождают русских людей. Поскольку страна меня ещё не позвала взять в руки оружие, я могу что-то делать, держа в руках кисть. Мои знакомые организуют росписи стен по всей стране, и когда к ним поступило предложение поработать в Мелитополе, они тут же вспомнили обо мне. Мне не было страшно туда ехать, но, конечно, была некоторая настороженность. А если и был страх, то он исчез в первые дни пребывания в Мелитополе.

— Каким вы увидели город? Всегда интересно, чем живут люди, например, сколько там стоит хлеб?

Мелитополь — большой город, но здесь всего 100 км от линии фронта, где идут ожесточенные бои, нужно иметь мужество, чтобы продолжать заниматься своим делом, в том числе держать рестораны и кафе.

— В Мелитополе всё очень дружелюбно, мирно и спокойно. Я здесь работаю уже больше месяца: две недели занимался муралом с Дарьей Дугиной, и героями ДНР, сейчас заканчиваю стену в министерстве молодёжной политики Запорожской области. Если честно, когда только приехал, меня приятно удивили работающие кофейни, которые по качеству кофе не уступают московским. Само по себе это, конечно неудивительно, ведь Мелитополь — большой город, но здесь всего 100 км от линии фронта, где идут ожесточенные бои, нужно иметь мужество, чтобы продолжать заниматься своим делом, в том числе держать рестораны и кафе. Цены в магазинах здесь точно такие же, как в остальных регионах России. Хлеб стоит столько же, сколько в Москве или в Мурманске. Мне комфортно в этом городе.

— Перед тем как приступить к работе над муралами вы изучали биографию Дугиной и Татарского? Сами ли вы отбирали цитаты или вам их предоставил заказчик?

— Героев Донбасса я знал очень давно, следил за их судьбой, это личная история. Поймите, меня не попросили их нарисовать, я много лет ждал возможности их нарисовать. Заказчик — министерство культуры региона — отнесся с пониманием и дал мне большую творческую свободу. Мы собрали все цитаты, которые есть в открытом доступе, и вместе выбрали наиболее подходящие.

Кстати, мурал с Дарьей Дугиной должен был рисовать другой художник, но он отказался, быстро пригласили меня, нужно было всё исполнить в сжатые сроки. Вместе с автором эскиза Алексеем Гинтовтом мы сделали его за 3–4 дня. Конечно, было тяжело физически и морально: приходили рано утром и уходили поздно вечером. Это была непростая, но очень интересная задача.

Псевдоним из документов

— Дмитрий, вы работаете под псевдонимом Север — это, видимо, отсылки к Кольскому полуострову. Давно вы уехали из Мурманской области?

— Моя семья переехала в Тверскую область в 2008 году. Однако при первой возможности я всегда старался приехать в Полярные Зори. Очень люблю наш Север. Отсюда и псевдоним, конечно. Я его выбрал в 11 лет, когда только начал рисовать граффити. Многие художники берут творческий псевдоним, это должно быть звучное имя. Мне повезло мама в то время занималась бизнесом, на столе лежали документы, где было написано «ОАО «Север». Я случайно увидел и подумал: в точку! На самом деле по-настоящему начинаешь ценить Север, когда уезжаешь.

— Если бы вас попросили изобразить Север, вы бы каким его нарисовали? Возможно, это были бы портреты людей или пейзажи Кольского полуострова?

— Отличный вопрос! Это была бы огромная композиция — я не посмел бы уместить Север в одном символе: это и люди — учёные, исследователи, воины, защищавшие нашу землю, это невероятная природа — Хибины и сопки, окружающие Кольский полуостров, Баренцево море, Северный Ледовитый океан — край мира.

— Дмитрий, желаю, чтобы рано или поздно у вас обязательно появилась возможность написать Кольский полуостров для северян!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах