Примерное время чтения: 8 минут
161

Время сохранять камни. Градозащитник — о переменах в архитектуре Мурманска

АиФ на Мурмане №3 17/01/2024
Белых медведей бережно отреставрировали: впервые не просто покрасили, а почистили, подлатали, загрунтовали и вновь покрасили. Чёрной краской нарисовали глаза и нос.
Белых медведей бережно отреставрировали: впервые не просто покрасили, а почистили, подлатали, загрунтовали и вновь покрасили. Чёрной краской нарисовали глаза и нос. / Кирилл Бобров, / Из личного архивa

В ближайшие годы облик центра Мурманска сильно изменится: скоро начнётся строительство храма, неминуемо грядёт реконструкция площади Пять Углов.

Об этом и не только murmansk.aif.ru побеседовал с председателем Мурманского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, градозащитником Кириллом Бобровым.

Про «пирамидку» и маячок

Александра Михова, murmansk.aif.ru: Кирилл, вас называют краеведом-любителем или народным краеведом. Почему вы начали заниматься изучением истории Мурманска?

Кирилл Бобров: В 2008 году я создал в социальной сети «ВКонтакте» группу по урбанистике «Мурманск: что есть и что будет?». Потом, помните, губернатор Юрий Евдокимов ушёл в отставку и нам из Москвы прислали Дмитрия Дмитриенко (в 2009 году. — Прим. ред.). В то время появилось очень много разных грандиозных проектов: и испанцы собирались реконструировать вокзал, и SHTOKMANHOUSE — всё красиво, по столичному. Я рассказывал об этом в группе, северяне активно комментировали. Однако в 2010 году я уехал на зимовку в Антарктиду на станцию «Прогресс», где, конечно, был интернет, но хватало его только на то, чтобы отправить электронные письма. (Смеётся.) Полтора года моя группа медленно умирала. Вернувшись, я снова начал ею заниматься. А у нас снова сменился губернатор: пришла Марина Ковтун и заморозила все проекты Дмитриенко. Тем не менее какие-то новые стройки появлялись. Например, подписчики сообщили мне о начале строительства Нахимовского училища, я одним из первых об этом рассказал. Также в городе строились и другие крупные объекты: здание ФСБ на проспекте Ленина и «Мурманск молл», детский городок «Сказка» на проспекте Героев-Североморцев, торговые центры «Лента» и PLAZMA на улице Радищева и так далее. Я ходил фотографировал, мы в группе это обсуждали.

Досье
Кирилл БОБРОВ. Родился в Мурманске в 1985 году. В 2008 году окончил Российский государственный гидрометеорологический университет по специальности «океанология». Многодетный отец.

Однажды началась история с реконструкцией драмтеатра, театрального бульвара и переносом «пирамидки» (столетний обелиск, который установили британцы. — Прим. ред.) и с парком на улице Буркова, где много лет люди просили сделать зелёную зону. Мы подробно об этом рассказывали. Тогда же и появилось желание возродить Мурманское областное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, чтобы попытаться сохранить то малое архитектурное наследие, которое пока ещё не снесено или не кардинально реконструи-ровано.

— Известно ли вам, как проходит процесс по делу о сносе памятника подводникам в Лиинахамари?

— Насколько мне известно, идут судебные дела. Как вы знаете, сама территория, на которой расположен памятник, находится в частной собственности, постамент вроде бы перевели в муниципальную собственность, но дорога остаётся в частном владении. Получается, смотреть на него можно только издали из-за забора?

— С вашей точки зрения, что нужно сделать: восстановить памятник на прежнем месте или перенести в более доступное?

— Я считаю, памятник можно поставить где угодно, его историческая ценность не потеряется, а вот смысл мы утратим. Например, если перенести памятник Анатолию Бредову, то хуже он от этого не станет, но ведь когда-то его установили именно на этом месте, все фотографии были сделаны именно здесь.

Или вот ещё пример. В порту в 1915 году был организован первый геодезический репер, от которого строили порт, а затем и Мурманск. В 1945 году на этом месте установили памятный знак-маяк. В 2005 году его будто бы по просьбе горожан «перенесли». Мало того что, сломав маячок, его заменили новоделом, так и на новом месте сама суть памятника потеряла геодезический смысл.

Аналогичная история произошла и с «пирамидкой», которая почти век простояла на улице Буркова. Я практически убеждён: при строительстве храма никто не будет проводить археологическое исследование, хотя бы потому, что британский обелиск теперь уже находится на улице Рогозерской и тратить несколько миллионов рублей на это, скорее всего, посчитают нерациональным.

— А как вы в целом относитесь к строительству собора на улице Буркова? Например, есть мнение, что храм уместно было бы возвести в том месте, где его заложили более ста лет назад.

— Все религиозные споры — очень горячие. Я считаю, что если бы Мурманск успели построить хотя бы в последнее десятилетие царской России, то было бы адекватно требовать возвести храм на месте закладки камня. В те времена не о Мурманске даже говорилось, а о порте. С моей точки зрения, Мурманск — не царский город, а полностью советский, ведь всё лучшее, что было построено, приходится на послевоенные годы. Сегодня в городе нет ничего царского. В этом смысле кажутся странными споры об установке памятника Николаю II.

Возвращаясь к храму, многие общественники сегодня выступают за то, чтобы на улице Буркова сделали парк в честь первых строителей города. Я как урбанист-любитель с почти 20-летним стажем считаю: чем больше идёт освоение и благоустройство территорий, тем лучше. Заброшенный пустырь в самом центре города — это намного хуже, чем парк, но православный храм на том месте всяко лучше элитного многоэтажного жилого дома или банального торгового центра.

В поисках авторов медведей

— Как относитесь к последнему проекту реконструкции площади Пять Углов?

— Я поддерживаю объединение площадей, лично мне парковка перед отелем «Меридиан» не нравится. Единственное, что не очень логично, — это постоянный павильон для продажи сувенирной продукции: с моей точки зрения, можно сделать выездную торговлю. Надо признать, в последние годы многое делается для улучшения эстетического восприятия центра Мурманска: иллюминация, подсветка домов — это комплексный архитектурный подход.

— Вы с дочкой провели исследование бетонных скульптур арктических животных в Мурманске. Насколько я понимаю, доподлинно неизвестно, кто автор белых медведей на крыльце бывшего Дома культуры моряков?

— В советское время гипсоцементные скульптуры были широко представлены в Мурманске: на улицах стояли статуи в стиле социалистического реализма (пионеры, спортсмены, актёры и дети), но до сегодняшнего дня ни одна из них не сохранилась. Зато малочисленные скульптуры в анималистичном стиле пережили все лихолетья и стали, по сути, памятниками ушедшей в прошлое эпохи, народными символами заполярной столицы, частью её фольклора. Сохранились три скульптурные композиции: медведи на крыльце бывшего Дома культуры моряков торгового флота (ул. Карла Маркса, 1/3), а также олени и медведи на крыльце бывшего Дома междурейсового отдыха (ДМО) рыбаков тралового флота (ул. Шмидта, 43).

Осенью 2022 года бывший  Дом культуры моряков преобразился. Масштабный ремонт кровли и фасадов вернул зданию исторический вид. Белых медведей бережно отреставрировали: впервые не просто покрасили, а почистили, подлатали, загрунтовали и вновь покрасили. Чёрной краской нарисовали глаза и нос. Это не портит скульптуры (долгое время именно так и было), однако изначально такие бетонные статуи были полностью белые! Можно предположить, что до такой степени реалистичные образы мог сотворить лишь зоолог и художник Василий Алексеевич Ватагин. Образ белого медведя прослеживается у него на протяжении всей жизни. Кроме Мурманска точно такие же белые медведи «живут» в Североморске и Павлодаре (Казахстан).

Памятники мурманска
Иван Семёнович Ефимов в пижаме вместе с женой стоят рядом с точно такими же, как у нас, медведями. Фото: Из личного архивa/ Кирилл Бобров,

На крыльце Дома междурейсового отдыха рыбаков композиция «Медведь с медвежонком» появилась в конце 40-х годов. Есть фотография, на которой художник-анималист, скульптор, живописец Иван Семёнович Ефимов в пижаме вместе с женой стоят рядом с точно такими же, как у нас, медведями — это даёт основание полагать, что именно он автор скульптуры. Кроме Мурманска, такая же скульптурная композиция найдена нами в Саратове, Хвалынске, Нижнем Новгороде, Симе, а также в казахстанском Петропавловске.

Там же на крыльце стоит композиция «Олени», созданная советским скульптором, анималистом Анатолием Ивановичем Посядо. Полтора десятка точно таких же скульптур удалось найти в городах бывшего СССР (Геленджик, Ташкент, Саратов, Барнаул, Мичуринск, Нижний Новгород, Новокузнецк, Одесса, Кременчуг и так далее). Раменский историко-художественный музей также подтверждает: Посядо был автором существовавшей когда-то у них скульптуры «Олени». Сейчас здание бывшего ДМО капитально ремонтируют, но арктических животных пообещали сохранить, а вот что будет в итоге — поживём, увидим!

Многим кажется, что бетонные скульптуры советского периода были типовыми штамповками, но, оказывается, за каждым художественным образом стоят грандиозные личности выдающихся скульпторов. Это исследование — первый шаг к полноценной атрибуции любимых многими поколениями мурманчан скульптур арктических животных.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах