Примерное время чтения: 8 минут
103

Пёс его знает. Почему закон о жестоком обращении с животными не работает?

АиФ на Мурмане №26 29/06/2022
«Сегодня работа по отлову животных ориентирована в первую очередь на прибыль и уже потом на регулирование их численности».
«Сегодня работа по отлову животных ориентирована в первую очередь на прибыль и уже потом на регулирование их численности». / Эдуард Кудрявицкий / АиФ

Недавно в Мурманске в подъезде жилого дома убили собаку. В мае стало известно о двух истощённых животных в Сафонове, которые около года просидели в квартире без выгула, в ужасных условиях. Как в рамках закона бороться с жестоким обращением с четвероногими?

«Из-за бюрократической волокиты доказать факт жестокого обращения с животными сегодня стало неимоверно сложно. Именно поэтому злоумышленники и чувствуют свою безнаказанность. Вроде и закон есть, и уголовная статья прописана, но всё это как таковую проблему не решает», – считает директор благотворительного фонда «Путеводная звезда» в Мурманске Ксения Рязанцева.

Мучители: от священника до военного

Алёна Гаврилова, «АиФ–Мурманск»: в последнее время в СМИ публикуют десятки историй с ужасающими фактами жестокого обращения с животными. Совсем недавно в подъезде жилого дома в Мурманске убили собаку. Вам не кажется, что это уже стало закономерностью?

Ксения Рязанцева: – Думаю, случаев жестокого обращения с животными всё же больше не стало, просто в медиа об этом стали чаще говорить. Ещё недавно правовая сторона этого вопроса, откровенно говоря, находилась в запущенном состоянии. Конкретные факты издевательств над животными не могли доказать даже правоохранители. Не был отлажен и механизм работы полицейских. Бывало, людям в погонах приходилось долго объяснять, куда везти умершее животное на экспертизу. Сами понимаете, если смерть животного насильственная, работы у сотрудников правопорядка прибавляется. Из-за бюрократической волокиты доказать факт жестокого обращения стало неимоверно сложно. Поэтому злоумышленники и чувствуют свою безнаказанность. Вроде и закон есть (ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 27.12.2018 № 498-ФЗ. – Ред.), и уголовная статья прописана (статья 245 «Жесто­кое обращение с животными» УК РФ (в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 412-ФЗ). – Ред.), но всё это как таковую проблему не решает. Для того чтобы доказать сам факт жестокого обращения, перво-наперво нужно написать заявление в полицию. Как правило, на этом всё и заканчивается. Обычно людям приходит отказ в возбуждении уголовного дела, в ответ на это составляется жалоба. Неудивительно, что за время бюрократической проволочки выходят все сроки и решение вопроса сходит на нет. А главное, виновный остаётся безнаказанным.

Досье
Ксения Рязанцева. Родилась 1 октября 1987 года в Мурманске. Училась на технолога в торгово-экономическом техникуме, проходила обучение в Академии при Правительстве Москвы по направлениям подготовки «коммерция» и «юриспруденция». Работает руководителем в организации. Волонтёрством занимается в течение пяти лет.

Можно ли побороть бюрократическую волокиту? Вы как юрист что думаете?

– В первую очередь нужно поработать с законом и переписать уголовную статью. Раньше, ещё до внесения изменений в законодательство, правозащитникам и вовсе приходилось самостоятельно прописывать, что такое жестокое обращение с животным, ссылаться на юридические источники. Благо сейчас эта работа сделана, однако то, какие действия можно считать жестоким обращением, в документе указано весьма размыто.

С трансформацией законодательства зоозащитников, в принципе, стали слушать, но добиваться справедливости нам всё равно очень сложно. Правонарушители сами по себе хитры и трусливы: причинили боль животному и сбежали. Это очень странно и неимоверно гнусно. Поражает, что в 90 % случаев этим занимаются мужчины. Пугающая статистика показывает: на такое способны люди хорошего уровня образования и достатка – от священника до военного.

«Маньяки начинают с животных»

Психологи говорят, что решить проблему жестокого обращения с животными можно, если человеку с детства прививать доброту к четвероногим. Как думаете, эта схема работает?

– Это важно, не только что­бы купировать любые проявления агрессии в отношении животных у детей. В первую очередь это про осознание адекватного подхода к жизни, понимания, что любое существо может испытывать боль, страдания. Тот, кто хорошо относится к животным, никогда не обидит другого человека. Убеждена: если ребёнку с детства прививать доброе отношение к живой природе, маргиналом он точно не станет. На этот счёт есть обратный пример: многие маньяки перед тем, как совершать преступления в отношении людей, начинали именно с садизма к животным.

Вспоминаются слова Чехова про то, что хорошему человеку стыдно даже перед собакой…

– Действительно, а когда ты видишь собаку или кошку, которую изувечил человек, тебе стыдно за всех людей и даже за себя, что не уследил. Поэтому ещё раз повторюсь: воспитание нужно начинать именно с детства. Я считаю, прививать любовь к животным сформировавшимся людям не так эффективно, как показывать хороший пример доброго отношения подрастающему поколению. Для этого мы проводим так называемые уроки доброты, знакомим ребят с животными, устраиваем благотворительные акции. Наши усилия направлены на просвещение ребят школьного и дошкольного возрастов.

«Ребята должны знать, раз уж они завели животное, значит, должны выполнять обязанности хозяев: кормить, ухаживать, лечить».

Важно формировать в детях не только доброту, но и ответственность. Ребята должны знать, раз уж они завели животное, значит, должны выполнять обязанности хозяев: кормить, ухаживать, лечить. Существуют правила выгула животного, ответственность за которого лежит исключительно на владельце. Четвероногих нужно воспитывать, тогда и проблем с ними не будет. Собака бывает кусачей не потому, что она злая, а потому, что ею никто не занимался. Мало любить животное, нужно быть ему полноправным хозяином.

Лов без правил

Государственное участие в сфере контроля за безнадзорными животными за последние годы значительно трансформировалось, однако нередко становится известно о случаях недобросовестности подрядных организаций. Северяне то и дело сообщают, как бригады по отлову, не разобравшись, увозят уже стерилизованных животных, или, напротив, крепят жёлтые бирки на агрессивных собаках, с которыми не была проведена работа…

– С этим мы боремся постоянно, хотя, по сути, не должны: этот вопрос отдан на откуп контролирующим органам. Я абсолютно убеждена: коммерция и добро для животных – понятия взаимоисключающие. Сегодня эта работа ориентирована в первую очередь на прибыль и уже потом на регулирование численности животных.

Отлов происходит так, как им (подрядчикам) вздумается. Был случай, когда мне пришлось гнаться за отловщиками. Они поймали на территории морского порта пса, на которого даже заявки не было. Когда я подъехала к ним, они пытались сбежать, обгоняя остальные автомобили на железнодорожных путях, – и это учитывая, что в кузове находились собаки! Вероятность забрать из отлова нормальное животное со здоровой психикой небольшая.

Куда я только ни обращалась – доказать недобросовестность отловщиков невозможно. А ведь на это направляются бюджетные деньги. Интересно, что речи о том, чтобы построить муниципальное учреждение для содержания животных в том же Мурманске не идёт в принципе. Всем известно, что местный приют живёт не на муниципальные деньги, а на пожертвования. Парадоксально, но именно туда частники отвезут животное после отлова.

Недавно в приюте в Мурмашах зафиксировали вспышку коронавируса среди собак. На ваш взгляд, случившегося можно было избежать?

– Скорее всего, после выявления первых случаев заболевания нужно было банально прекратить отлов собак, что позволило бы локализовать очаг распространения вируса. Это не было сделано, учреждение продолжало работать, как и прежде, несмотря на наши законные требования прекратить отлов и начать лечить животных. Дошло до того, что нам, волонтёрам, и вовсе запретили появляться в этой организации, и это при том, что именно мы регулярно привозим туда огромное количество еды, лекарств, ухаживаем за животными, но, видимо, это не имело значения. Сейчас моим единомышленникам разрешили доступ в учреждение, правда, не во все корпуса.

Я не видела официальных цифр о смертности в мурмашинском приюте, но, как бы цинично это ни звучало, когда животные в таком количестве содержатся в столь тесном помещении, к моему огромному сожалению, ничего другого не следовало и ожидать.

Не могу не спросить, как вы относитесь к переезду «актёров» мурманского океанариума в Москву. По мнению сотрудников учреждения, грядущие события станут большим стрессом для ластоногих. А что по этому поводу думают зоозащитники?

– Я считаю, если уж власти приняли такое решение, то только общественным мнением можно хоть как-то повлиять на ситуацию. В Мурманске всегда был океанариум, куда мы все с удовольствием ходили. Хочется, чтобы его увидели и наши дети! По поводу происходящего возникает масса вопросов. У нас такая богатая область, но неужели было невозможно содержать учреждение в надлежащем виде? Получается, теперь смотреть на мурманских морских животных мы будем в Москве? Это очень грустно и стыдно. В нашем городе и без того немного мест, куда можно было сводить ребёнка, так этот список стал ещё короче.

«Даже после перевозки собаки из одного города в другой приходится её целую неделю выхаживать, а что же будет с морскими обитателями?»

Несомненно, для любого животного, неважно, большо­го или маленького, переезд в другой город – большой стресс. Даже после перевозки собаки из одного города в другой приходится её целую неделю выхаживать, а что же будет с морскими обитателями?

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах