aif.ru counter
807

Мечты камикадзе. Как сделать искусство независимым от государства?

АиФ на Мурмане №22 29/05/2019
Наталия Савченко / АиФ на Мурмане

На прошлой неделе стало известно, что в обновляемую команду областного правительства вошёл один из самых творческих людей Заполярья – папа «Мистера Пинка», основатель музыкального проекта «The ХОР», режиссёр и постановщик «Арктического театра» Евгений Гоман.

Руководство региона предложило ему занять место зампредседателя комитета по культуре и искусству Мурманской области в сфере современного искусства и молодёжной политики. Теперь Евгению предстоит заниматься делами государственной важности. Готов ли он и с чего собирается начинать – об этом и не только в беседе с «АиФ».

Художник из будущего

Александра Михова, «АиФ на Мурмане»: – Евгений, многие успели позабыть, но вы около восьми лет проработали в комитете по делам молодёжи. В одном из интервью «АиФ на Мурмане» вы признались, что ушли с госслужбы, «чтобы следовать за своей мечтой». И вот опять согласились стать чиновником! Почему? Мечты закончились?

Фото: Правительство Мурманской области

Евгений Гоман: – Согласился, но не совсем. Сегодня я ещё не в должности, и пройдёт какое-то время, прежде чем будет подписан трудовой договор. В региональном правительстве прошла встреча с врио губернатора и его замом, меня спросили, что я думаю о культуре и какие у меня есть предложения по изменению ситуации. Насколько я знаю, они наводили справки обо мне, в том числе и в Москве. Потом было сделано предложение, но согласился я не сразу. И для этого есть весомые аргументы: полная свобода и успешный «Арктический театр». Но была единственная причина согласиться – быть полезным не только для себя, но и для региона. Возможно, кому-то она покажется странной, я и сам в какой-то момент перестал в это верить. Но у меня появилось жгучее желание по­пробовать сделать культуру такой, какой я её практикую в театре, – максимально независимой от государства, направленной не на выполнение хотелок власти, а на создание условий для художников. Всё это, конечно, сложно и неоднозначно. Мне захотелось попробовать сломать то, что существует сейчас: застой, болото в некоторых областях региональной культуры – и получить власть, которая позволит дать больше возможностей для эффективных работников культуры, а  неэффективных менеджеров заменить людьми с современным мышлением.Хочется создать систему, в которой бы художник чувствовал себя свободным и имел ресурсы, чтобы осуществлять творческие проекты.

Евгений ГОМАН
Родился в Мурманске в 1979 году. В 2001 году окончил факультет ино¬странных языков Мурманского государственного педагогического университета. В 2017 году окончил курсы повышения квалификации ФГОУВПО «Северо-Западная академия государственной службы» по программе «Актуальные проблемы государственной службы в РФ». Музыкант, сценарист, основатель музыкального проекта «The ХОР», основатель, режиссёр и постановщик «Арктического театра».

Я твёрдо верю в то, что культура – это не событие (праздник или спектакль), а способ начать и закончить любое дело. Например, тема ЖКХ всегда на первом месте в СМИ, но проблема жилищного хозяйства не только в деньгах и организации процесса, но и в культуре. В том, чтобы заставить людей объединиться, собрать подписи  в подъезде, создать ТСЖ. Взаимоотношения людей, их участие в общественных делах – это же вопрос культуры в широком смысле и искусства в частности. Художник перерабатывает информацию в его «сегодня» и выдаёт творческий продукт. Он всегда на шаг впереди общества, он живёт в будущем. С такими мыслями я и иду во власть, наверное, это сродни камикадзе, который понимает, что миссия может быть безуспешной, но тем не менее пытается сломать систему, в которой сохранение культуры важнее её развития.

Отсутствие критики

– Много лет назад вы по­строили Дом молодёжи в Мурманске. Разговаривая о нём, вы признались, что региональное правительство выделяет деньги на проекты, но не даёт возможности справиться с коммунальными платежами. Это в том числе привело к смерти «Мистера Пинка». Сегодня вы будете спасать творческих людей?

– Сегодня у меня в голове есть три направления, в которых следует двигаться в первую очередь. Если этого не сделать, то всё остальное будет бессмысленно.

Во-первых, дать анализ эффективности управленцев в сфере культуры – от руководителей дворцов культуры до руководителей кружков. Представьте, в каком-нибудь ДК есть танцевальный коллектив, десятилетиями выступающий на разных мероприятиях. Руководитель, который в молодости был суперэффективным, сегодня выдаёт никому не интересный продукт. Каждый руководитель тем не менее проходит аттестацию: к нему приезжает комиссия и проверяет его работу. Теоретически они должны увидеть, что танцы из года в год не меняются, они не соответствуют времени, а значит, на выступления не приходит зритель. Комиссия должна выдать низшую квалификацию, и тогда руководитель учреждения сможет попрощаться с таким педагогом. Но у нас всё иначе. Приезжает комиссия, смотрят на 80-летнего хореографа и говорят: «Молодец!» – и ставят высший балл, потому что все друг друга знают. А потом они же приходят к руководителю ДК и спрашивают: «Почему вы его до сих пор не уволили?» Получается замкнутый круг. У нас очень много устаревших кадров, которые не понимают, как всё устроено в современной культуре.

Во-вторых, создание ресурсного центра. Власть должна стать сервисным центром для людей, т. е. для художника. Чиновники не должны диктовать ему, что делать, о чём писать или говорить. Они должны дать помещение, предоставить быстрый доступ к деньгам и сказать: «Друг, пожалуйста, работай! Мы тебе доверяем». В этом случае художник, который живёт в будущем, будет создавать для власти контекст, смыслы, куда двигаться дальше.

В-третьих, развитие критического мышления. Сегодня у нас нет критики, даже в СМИ только информационная политика. На День города приглашают артиста с гитарой из низшего эшелона – и мы «классно» отметили праздник! Никого не интересует, что это выступление рассчитано на публику не самого высокого вкуса. Люди пришли, шашлык съели – и всё, мероприятие удалось. Нет никакой самокритики. На мой взгляд, в Мурманск нужно привезти людей, у которых уже сформировано чувство вкуса: из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Перми или из-за границы. Они должны начать формировать критическую среду. Это должна быть государ­ственная программа. И тогда о спектакле драмтеатра или концерте в филармонии мы получим честный отзыв и профессиональное мнение. Мы можем с ним не согласиться, тогда это вызовет дискуссию в обществе, что тоже хорошо. Критика не даёт застояться.

– Это очень смело. А вы получили карт-бланш на то, чтобы эти задачи выполнить?

– Повторюсь, прежде чем принять предложение, я три дня думал, мучился, потом согласился, но до сих пор сомневаюсь, правильное ли решение я принял. Почему? Потому что пока это только слова. И к культуре мне ещё добавили «молодёжку», а я думаю, что ею не должен заниматься человек старше 35 лет. И самое страшное, что меня отпугивает: я начал общаться с теми, с кем старался не общаться вообще, – с чиновниками. Я увидел, насколько многие из них не понимают, какая у них на самом деле функция. Придётся ломать много хребтов и стен. Не уверен, что у меня хватит сил. Каждый день сомневаюсь и говорю себе, что надо отказаться, пока не поздно! Но в то же время слышу: «Кто, если не ты!»

На мой взгляд, сегодня не все понимают, чем я планирую заниматься. Многие думают, что привезу сюда перформеров и займусь современным искусством. А суть моей работы – в преобразовании культуры в корне.

Жертвы неизбежны

– Как без вас будет существовать «Арктический театр»?

– Театр будет существовать и дальше, только я, конечно же, не смогу в нём работать и получать зарплату. Передам это дело своим коллегам, а сам буду приходить и играть, может быть, даже режиссировать. Конечно, пока я буду работать в правительстве, театр уйдёт в долгоиграющую историю – не так часто будет делать новые постановки. Обязательно должен быть режиссёр. Пока я этот вопрос решаю, может быть, кто-то появится, кому я доверю своё детище. Но играть я продолжу, «Выкрутасы», «И­она» и новый спектакль «Тиррв» будут идти.

– В одном из интервью вы мне сказали, что ваш девиз жизни – «Всегда вдохновляй других». Он остаётся неизменным?

– Однозначно! Конечно, к фразе «ломать хребты» его отнести сложно! (Смеётся.) Но я воспринимаю это как препятствие к вдохновению многих других. Необходимы жертвы. И даже на госслужбе я должен буду вдохновлять других на свершения! Иначе никак! Эту работу нельзя регламентировать, сказав: «Произведите мне, пожалуйста, продукт, которым все будут гордиться, в течение года или трёх месяцев». Это же глупо! Единственно верно сказать: «Ребята, вы свободны, вот вам деньги, помещение, сделайте что-нибудь достойное!» Любой человек должен работать в доверии.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество