Примерное время чтения: 12 минут
324

Заполярная Швейцария. Как начиналось строительство посёлка Мурмаши?

АиФ на Мурмане №48 01/12/2021
Четыре фасада этого трёхэтажного дома не повторяются.
Четыре фасада этого трёхэтажного дома не повторяются. / Алексей Мкртчян / АиФ на Мурмане

Мурманское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры выступило с инициативой придать статус объекта культурного наследия ансамблю посёлка энергетиков Нижне-Туломской ГЭС. По мнению общественников, только так можно сохранить уникальную «заполярную Швейцарию».

«Построенные до Великой Отечественной войны фибролитовые дома постепенно ветшают. С появлением современных облицовочных плит фасады утрачивают оригинальный облик. Каменным домам повезло ещё меньше. Административное здание лишилось сквозного проезда, а бывшую столовую в 90-х годах попросту снесли. Памятник Кирову и ДК «Энергетик» также относятся к ансамблю рабочего посёлка. По окончании ремонта они включены в Госреестр. Остальным строениям, видимо, уготована участь старинных деревянных домов в Коле, от которых совсем ничего не осталось», – рассказала автор статьи, искусствовед Светлана Водопьянова.

От ГЭС до посёлка

Строительство посёлка энергетиков Мурмаши на реке Туломе началось одновременно с работами на плотине и неразрывно связано с историей возведения гидроэлектростанции. С самого начала здесь жили и работали инженеры-гидротехники, архитекторы и строители. Некоторые из них стали крупнейшими в своей отрасли. Обращение к архивным документам, публикациям разных лет, сопоставление фактов и событий помогли восстановить имена специалистов.

Впервые о необходимости изучения рек Кольского полуострова заговорили в 1917 году. Отдельные экспедиции предпринимались в 1920-е годы, но только в тридцатых начинается их интенсивное изучение. Расчёт среднегодовой мощности семи важных для полуострова рек был составлен специалистами Ленинградского отделения Гидроэлектропроекта (ЛОГИДЭПа). Ими же была разработана схема стока реки Туломы. Учёные предложили строительство двух гидроэлектростанций – Нижне-Туломской и Верхне-Туломской.

Фото: АиФ на Мурмане/ Алексей Мкртчян

Составленный специалистами эскизный проект Нижне-Туломской ГЭС был утверждён в декабре 1933 года за подписью академика А. В. Винтера. Дальнейшее проектирование и строительство станции возложили на созданный в августе 1933 года Беломорско-Балтийский комбинат НКВД. Уникальный опыт Беломорско-Балтийского канала пригодился во многих сооружениях на трассе канала – в портах, при строительстве бумажных фабрик, гидроэлектростанций, а также при строительстве канала Кандалакша – Мурманск, гидротехнического узла Свирьстрой № 2, Нижне-Туломской ГЭС. Проектированием занималось специально созданное для этих целей Ленинградское бюро (Ленбюро) ББК НКВД. В 1935 году оно объединяло 160 специалистов – гидротехников, изыскателей, инженеров, специалистов по железобетонным и металлическим конструкциям, чертёжников, судостроителей, архитекторов. Это были вольнонаёмные сотрудники, но некоторые из них прошли школу канала в качестве заключённых. В течение года Ленбюро переработало проект ГЭС и предложило своё решение. Технический проект гидроэлектростанции был утверждён Главэнерго 22 июля 1934 года, в то же время принят и первый проект постоянного посёлка.

Советы «вредителей»

Во время строительства рекомендовали использовать местные ресурсы: дерево, глину, камень, песок. Рассматривалась возможность возведения кирпичных и бетонных заводов. Для этого в 1932 году проводились изыскания ближайших к Мурмашам залежей глины и песка. Инициатором работ был профессор С. Ф. Малявкин. В 1915 году он изучал угольные месторождения на Шпицбергене, позднее – месторождения шунгита в Олонецком крае. После ареста в 1931 году он отбывал наказание по делу «о вредительстве». Работал в Особом геологическом бюро в Мурманске. Им была проведена литографическая съёмка берега Туломы от Колы до Нотозера и выявлено шесть месторождений глины – на Фадеевом ручье, Варламове, Кильдинском, на берегах рек Шовны и Туломы, близ Немецкого острова.

Строителей гидроэлектростанции консультировал ещё один «вредитель» – геолог и гидрогеолог, член Императорского географического общества Н. И. Берлинг. С 1933 по 1935 год Николай Иванович – инженер Мурманского треста строительных материалов, с 1933 года – сотрудник Мурманского филиала Географо-экономического института Ленинградского университета (ГЭНИИ).

«Наилучший способ обеспечения кирпичом и другими керамическими изделиями (черепицей, трубами) туломского строительства зависит от потребности в них. Надо полагать, что более выгодно было бы подвозить кирпич с Фадеева и Кильдинского ручьёв», – советовал он.

В 1934 году по рекомендации Берлинга составлено задание на строительство Кильдинского кирпично-черепичного комбината. Не дожидаясь его пуска, близ станции на берегу Туломы и на острове были построены два бетонных завода.

Для холостяков и семейных

Стихийно возникшие дощатые бараки обеспечили временным жильём строителей электростанции, заключённых исправительных колоний. Постоянный посёлок с благоустроенными домами, клубом и столовой предназначался для энергетиков. Амбициозный план ГОЭЛРО — это не только множество гидроэлектростанций по всей стране, но и создание достойных условий жизни и быта. Его осуществление требовало огромного объёма человеческих и материальных ресурсов. Но денег в стране не хватало, приходилось экономить. Внимание советских архитекторов привлёк европейский опыт малоэтажного строительства. Для каждого коттеджного посёлка создавался свой уникальный проект, в основе которого были нормы проектирования Центрального банка коммунального хозяйства и жилищного строительства СССР.

Экспертом проекта постоянного посёлка стал доцент Ленинградского института инженеров коммунального строительства (ЛИИКС) Г. А. Симонов.

«Проектирование весьма небольшого по размерам посёлка, всего на 290 человек, выполнено в соответствии с заданием из расчёта: штат гидростанции – 90 человек, остальные – работники бытовых служб. По составу – семейные пары с детьми и холостые мужчины и женщины. Семейных – 160 человек, холостых – 50, детей дошкольного возраста до 7 лет – 40, школьников – 30, иждивенцев –10 человек», – приводил цифры «отец ленинградских жилмассивов».

Проектом учтены географическое положение, климатические условия Заполярья, он хорошо увязан с особенностями местного рельефа.

«Для строительства определён правый берег подводящего канала, расстояние до станции 300 метров. Главная магистраль ориентирована экваториально. Городок рассматривается и планируется как один квартал с единственной внутренней магистралью, проходящей по жилому массиву. Посёлок находится в радиусе обслуживания всех учреждений. Тип застройки – деревянные двухэтажные дома, кроме бани-прачечной: она из кирпича», – уточнил Симонов.

По проекту небольшие «жилые блоки» на 4 и 8 квартир должны были разместиться вдоль главной магистрали. Архитектурное решение в духе времени, без изысков. Бутовый фундамент, деревянные перекрытия, крыша под толем или рубероидом. Зато с удобствами: центральное водоснабжение, канализация, высокие потолки – три метра в чистой отделке, просторные кухни, стенные шкафы, в четырёхкомнатных квартирах застеклённая веранда. Отдельное внимание проектировщики ЛОГИДЭПа уделили ориентации домов.

«Хотя южная сторона подвержена большей инсоляции (освещению), но наличие холодных континентальных южных ветров делает её холоднее северной стороны, поэтому большая часть жилых помещений ориентирована на север», – объяснили проектировщики.

Двухэтажное общежитие для холостяков, запроектированное по двухсторонней коридорной системе с удобствами на этаже и без кухни. Предполагалось, что завтракать, обедать и ужинать одинокие специалисты будут в столовой.

Эксперт критично отозвался о невыразительной архитектуре скромного, на 120 мест клуба-кино: «Портал входа следует усилить и создать из него основной архитектурный стиль посёлка». Отметил значительную для указанного количества человек площадь посёлка – 7 га – и рекомендовал перенести магазин ближе к площади. «Создание парка не повлечёт больших расходов, он создаётся путём сохранения от порубки имеющегося на строительной площадке леса». В совокупности схема посёлка приемлема.

Два первых жилых дома были построены уже в 1934 году. Сразу открылось очевидное: скромный, на 290 человек, проект не решит потребностей растущего посёлка. Новой разработкой проекта занялись Ленбюро и его местное отделение в Туломстрое ББК.

Новый проект

В 1935 году заведующим проектным бюро Туломстроя был назначен Г. А. Радченко. Молодой талантливый инженер-строитель, выпускник Ленинградского политехнического института им. М. И. Калинина уже успел поработать на ДнепроГЭСе, четыре года проектировал ирригационные сооружения в Узбекистане. В марте-мае 1935 года новый технический проект посёлка был утверждён и взят в работу. На этот раз расчёт шёл на 1 839 человек и штат гидростанции численностью 185 специалистов (прежний проект посёлка был рассчитан всего на 290 человек. – Прим. ред.).

За оригинальный архитектурный стиль посёлка надо благодарить старшего архитектора бюро Туломстроя Н. И. Новоуспенского. Рубленые  и фибролитовые дома под яркими черепичными крышами стали украшением самого северного посёлка энергетиков. Последний романтик модерна не мог не отозваться на атмосферу заполярной глубинки. Покатые сопки, близость реки и масштаб покорения водной стихии вдохновили его.

Согласно новому проекту, площадь посёлка пересекает главная магистраль. Вокруг неё каменные здания – администрация, универмаг, Дом культуры и памятник С. М. Кирову. Изменились масштаб застройки, количество строений и схема их размещения. Сами здания получили новые проекты и не имели ничего общего с прежними. Жилые каркасные (фахверковые) дома строили на бутовом фундаменте. Для заполнения каркаса впервые в Заполярье использовали фибролит. Вместо рубероида крыши крыли черепицей. Её производство наладили на острове рядом со строящейся плотиной (сейчас на месте цеха стоят дачи потомков строителей Нижне-Туломской ГЭС. – Прим. авт.). Опыт оказался удачным. Нарядные домики живописно вписывались в северный ландшафт, и все контролирующие стройку чиновники с удовольствием это отмечали.

Проектировщики смогли увязать в гармоничный ансамбль три архитектурных стиля – конструктивизм, модерн и эклектику с элементами швейцарского шале.

Строения довоенного посёлка можно разделить на три группы: каменные, фибролитовые и бревенчатые. Площадь окружают кирпичные здания в стиле конструктивизма: административное здание, универмаг (он не сохранился), Дом культуры со зрительным залом на 330 мест. Для двадцати жилых домов было разработано восемь разных проектов.

Первым в 1935 году был сдан универмаг. Универсальное строение вмещало в себя торговые залы, дом-комбинат, столовую, детский сад. Нашлось место для почты и амбулатории. Здание администрации и клуб сданы на год позже. Сохранить участки леса на строительной площадке не удалось, поэтому в 1935 году по заказу Ленбюро Ленинградский трест зелёного строительства (зеленстрой) подготовил проект озеленения. Регулярная планировка парка, цветники и палисадники должны были превратить посёлок в цветущий сад. Окончательный вид ансамбль застройки приобрёл в 1936 году, когда было принято решение о строительстве Дома отдыха рыбаков.

Манифест авангарда

Ансамбль посёлка включает редчайшие для Заполярья образцы северного модерна. Кроме Мурмашей, подоб­ных зданий на Кольском полуострове нет. Архитектурная доминанта жилого квартала – стоящее на возвышении бревенчатое здание гостиницы (сдана в 1935 году. – Прим. авт.).

Архитектурная доминанта жилого квартала – стоящее на возвышении бревенчатое здание гостиницы.
Архитектурная доминанта жилого квартала – стоящее на возвышении бревенчатое здание гостиницы. Фото: АиФ на Мурмане/ Алексей Мкртчян

Две башни разной высоты по бокам основного объёма венчают высокие шпили. До начала девяностых на крышах красовалась историческая черепица, в настоящее время она заменена на металлочерепицу. П-образное, несимметричное в плане здание отличает игра объёмов и форм. Сложность и выразительность фасадам придают размещённые на разной высоте балконы на подкосах и эркер. В начале 2000-х строение передали в частные руки. За несколько лет оно серьёзно обветшало, даже горело. В 2008 году изображение башни включили в герб посёлка энергетиков. В этом году администрация Кольского района выкупила здание для дальнейшего восстановления.

Рубленый жилой дом рядом с гостиницей отличает та же щедрость фантазии. Четыре фасада трёхэтажного дома не повторяются. Чтобы хорошенько рассмотреть здание, придётся обойти его по всему периметру. В доме множество окон, отличных по размеру, три слуховых окна – треугольное, прямоугольное и шестиугольное. Щипцовая черепичная крыша (в настоящее время покрыта металлочерепицей). Благодаря жильцам дом хорошо сохранился.

К модерну можно отнести ещё три фибролитовых дома, два 8-квартирных в нижней части посёлка и двухэтажный домик начальника строительства В. А. Сутырина. К сожалению, один из стоящих вдоль магистрали домов не сохранился, второй признан аварийным и расселён, но надежда на его восстановление есть. Особую привлекательность конструкции дома придаёт неровность рельефа. Первый этаж находится на разных уровнях здания. Фасады оштукатурены, цвет и фактура материала имитируют камень. Украшение дома – вальмовая крыша с эркером. Большие свесы обеспечивали защиту фасада от дождя. Уберечь от подтопления талыми водами могла система водоотведения, но она не была выполнена ни до Великой Отечественной войны, ни после.

В основе других жилых домов торжествует эклектика с элементами швейцарского шале в виде деревянных балконов на подкосах. Строительство пятого в Заполярье дома отдыха планировалось в том же романтическом стиле. Оштукатуренные фасады с яркой широкой полосой – манифест авангарда. Так архитекторы утверждали новое слово в современном дизайне городка.

Отдельно нужно остановиться на городке, который строится так же тщательно, с таким же любовным отношением к делу, как и гидростанция.

Накануне сдачи гидроэлектростанции посёлок посетил Анастас Микоян.

«Отдельно нужно остановиться на городке, который строится так же тщательно, с таким же любовным отношением к делу, как и гидростанция. Когда осматриваешь городок, чёткую его планировку, комфортабельные коттеджи, замечательный клуб-музей, бросается в глаза большая забота о человеке», – сказал он.

Дальнейшая застройка Мурмашей осуществлялась в послевоенные годы по утверждённому в 1938 году генеральному плану.

Ансамбль посёлка энергетиков (1934–1936) подобен роднику. Построенные до Великой Отечественной войны фибролитовые дома постепенно ветшают. В наших силах сохранить часть уникальной истории Кольского Севера. Надо попробовать это сделать.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах