Примерное время чтения: 4 минуты
650

Еды не миновать? «Пасвик» требует от Норвегии полмиллиарда за ягель

АиФ на Мурмане №32 09/08/2023
По российскому законодательству домашние олени не должны находиться в заповедниках.
По российскому законодательству домашние олени не должны находиться в заповедниках. Правительство Мурманской области

Природный заповедник «Пасвик», расположенный на российско-норвежской границе, намерен добиваться компенсации в размере 420 млн рублей (около 47 млн норвежских крон) от Королевства Норвегия.

Поводом для этого стал выпас домашних оленей, принадлежащих фермерам из соседнего государства.

Арифметика ущерба

Надо сразу сказать, речь идёт не о диких северных оленях, а о домашних, которые принадлежат оленеводам, живущим на берегу реки Паз в коммуне Сёр-Варангер. Животные находятся на полувольном выпасе, на территорию заказника они забрели в декабре 2022 года и задержались там на два месяца. Это может стоить норвежской стороне 47 млн крон (около 420 млн рублей).

«Существующие значения мы получили, умножив расчёты на пять, учитывая ценность заповедника «Пасвик», его растительного покрова и то обстоятельство, что это особо охраняемая природная территория федерального значения, — прокомментировала murmansk.aif.ru директор заповедника «Пасвик» Наталья Поликарпова. — Согласно международной классификации, «Пасвик» — строго охраняемая природная территория. Такие местности навсегда изымаются из хозяйственного оборота, служат для сохранения видов, их генетической чистоты и экосистемы в целом, чтобы она стабильно функционировала в её естественном состоянии в существующих климатических и географических условиях».

В заповеднике убеждены: указанная сумма полностью соответствует тому ущербу, который нанесли природе животные. Российское законодательство этот вопрос регламентирует строго: скот в таких местностях находиться не должен.

«Даже если мы 47 млн норвежских крон разделим на пять, всё равно разговор пойдёт о больших деньгах, суть от этого не изменится».
«Даже если мы 47 млн норвежских крон разделим на пять, всё равно разговор пойдёт о больших деньгах, суть от этого не изменится, — пояснила Поликарпова. — Если бы речь шла о диких оленях, то вопрос компенсации не стоял бы вовсе. Дикие олени занесены в Красную книгу РФ, их осталось очень мало. Популяции этих животных разрозненны. В Мурманской области они живут на западе региона и в Терском районе, в восточной части Заполярья. Во всех остальных случаях это домашние олени, выпас которых, как правило, происходит на территориях, не признанных заповедными».

Ранее, по словам Поликарповой, с норвежской стороной уже возникали подобные конфликты. В частности, в заповеднике неоднократно просили соседнее государство не подгонять оленей к линии госграницы и перенести пастбища на другие участки.

«Нас внимательно выслушивали и отвечали: подумаем над этим вопросом. Это всегда был ответ-обещание: «Мы рассмотрим ваше предложение», — добавила она.

«Зашли и вышли»

Главный урон, который нанесли олени заповеднику, — исчезло местообитание некоторых видов, которые всегда присутствовали в этих местах.

«Поскольку речь идёт о домашних оленях, ими должны заниматься непосредственно владельцы, смотреть за ними, гонять с места на место, чтобы не допустить вытаптывания конкретного пастбища».

«Ягель растёт по 1-2 мм в год. На его восстановление в этой местности уйдёт не менее 50 лет, но нужно учитывать степень повреждения растительного покрова — этот фактор тоже влияет на срок (регенерации), — дала свою оценку заместитель директора по научной работе Лапландского заповедника Наталья Чуева. — Поскольку речь идёт о домашних оленях, ими должны заниматься непосредственно владельцы, смотреть за ними, гонять с места на место, чтобы не допустить вытаптывания конкретного пастбища. Раз уж это произошло, ягель всё равно восстановится самостоятельно, он размножается вегетативно. Просто не надо его трогать, ломать, мешать этому процессу, и он вырастет».

Норвежские власти заявили, что пока не сформировали позицию по данному вопросу. В «Пасвике» для ответа дали конкретный срок — до 31 июля 2023 года. В первый день августа «АиФ на Мурмане» связался с руководством заповедника.

«Мы даём Норвегии ещё 10 дней, после 10 августа будем предпринимать уже другие шаги: писать в органы власти, по линии МИДа и так далее», — предупредила Наталья Поликарпова.

По её словам, как ни крути, в этом конфликте интересов присутствует политический аспект.

«Мы хотим сказать в первую очередь норвежским жителям, обществу, чтобы они посмотрели на своих оленеводов и поняли: Норвегия не такая белая и пушистая, как она себя рисует, обвиняя нашу страну во всех смертных грехах, консолидируясь с другими странами».

«Мы хотим сказать в первую очередь норвежским жителям, обществу, чтобы они посмотрели на своих оленеводов и поняли: Норвегия не такая белая и пушистая, как она себя рисует, обвиняя нашу страну во всех смертных грехах, консолидируясь с другими странами, — добавила она. — Олени просто пришли (на чужую территорию), походили и вышли — ну что они плохого сделали? Просто тут побыли. Однако что это, если не воровство природных ресурсов?»

В «Пасвике» предположили, что сотрудники профильного департамента Норвегии сейчас находятся на каникулах, однако в заповеднике по-прежнему рассчитывают получить ответ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)