aif.ru counter
260

Казённый дом. О династии кольских казначеев

АиФ на Мурмане №4 23/01/2019
После постройки служащие разместились в пяти просторных комнатах (фотография 1936 года).
После постройки служащие разместились в пяти просторных комнатах (фотография 1936 года). © / Клуб краеведов "Коляне" / Из архива

Год назад первое каменное здание на Кольском севере – здание уездного казначей­ства – лишилось своей охранной грамоты.

Эксперт Гуляев из Петрозаводска считает, что «современное состояние здания бывшего уездного казначейства не даёт основания однозначно определить его архитектурно-художественную ценность. Имена исторических деятелей, создававших его или работавших в нём, не установлены. Таким образом, выявленная историко-культурная ценность здания недостаточна для его включения в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ».

«Надеюсь, эта публикация позволит эксперту изменить мнение и вернуть здание в список объектов культурного наследия», – рассказала автор статьи, искусствовед Светлана Водопьянова.

Упражнялись в пересчёте

Здание первого финансового учреждения на Кольском Севере строилось по заказу Архангельского губернского казначейства с 1803 по 1806 год. Появление в Коле казначейства подчёркивало официальный статус поселения: с 1780 года – Вологодского намест­ничества, с 1784 года – уездного центра Архангельской губернии. Небольшое одноэтажное строение в восемь окон возводили одновременно с Благовещенской церковью. Правда, закончили его на несколько лет раньше. Но стены почти готового храма внезапно обрушились, и строительство пришлось начать заново.

В 1806 году по окончании отделочных работ штат казначейства перешёл для работы из деревянного ветхого здания в черте Кольского острога в каменное здание в Посаде. Служащие разместились в пяти просторных комнатах. Одна из них была предназначена для хранения денег, поэтому на окнах установили решётки, на входе – железную дверь.

«Кольское казначейство подчинялось Архангельской губернской казённой палате. Она присылала расходные расписания, в которых были распределены денежные средства на содержание казначейства и всех учреждений Колы. Ежегодно по его распоряжению проводилась ревизия кассы», – говорится в материалах Государственного архива Мурманской области.

Казначейство принимало и хранило денежные сборы, выдавало кредиты, подорожные, в дальнейшем – паспорта, продавало все виды гербовой бумаги, вело учёт пенсий. В госархиве области есть многочисленные прошения о выдаче денег от кольской ратуши, городничего, земского суда, больницы, уездного попечительского общества, а также отчёты соляного пристава и надзирателя винного сбора.

В ведомости за сентябрь 1807 года назван весь штат финансового учреждения. Зарплата уездного казначея Михаила Зубова составляла 82 руб. 50 к., «щётчикам» Михаилу Чаплигину, Сергею Короткому, Моисею Степанову и Корнилу Кулаеву было положено по 26 руб. 40 к. В 1823 году штатное расписание изменилось: кроме казначея появились бухгалтер, журналист-канцелярист, подканцеляристы и присяжный. Казначея назначали указом Архангельской губернской казённой палаты, он «не имеет власти для распоряжения казёнными доходами, а только хранит». В соответствии с указами императрицы Екатерины II обязан быть «…почтильному, расторопну и осмотрительну, чтобы ничего не запустить, упражняться во всегдашнее время с утра до полудня в перечёте, приёму и отпуску денег». Все остальные служащие или соискатели писали личные прошения на имя казначея и принимались на работу после согласования с Губернской палатой. Архангельские чиновники назначали размер жалованья и присылали условия найма.

Учёт денежных средств вёл бухгалтер. Журналист-канцелярист не имел классного чина, занимался технической работой, переписывал бумаги. Писцами служили и подканцеляристы. Количество присяжных в середине XIX века было увеличено. Дежурство в казначействе осуществлялось по графику – семь дней в неделю с понедельника по воскресенье. Из обязанностей присяжных –
«…получать и продавать выдаваемую мне Казначеем по шнуровой тетради разного сорта гербовую бумагу, безусловно, по установленной Правительством цене под опасение деланной по закону ответственности и вырученные за проданную бумагу деньги ежедневно предоставлять Казначею к окончанию действия кассы поступающую от плательщиков медную монету, принимать на подробный перечень... Внутри помещений Казначейства обязуюсь заниматься топкой печей, а также разноскою пакетов бумаги и вообще исполнять обязанность сторожа».

Доходы от соли и водки

По документам архива удалось установить имена всех казначеев, работавших с 1806 до конца 1854 года.

Первым следует назвать Михаила Ильича Зубова (1765–1849). Как отмечено в историко-генеалогическом атласе «Коляне», происходил он из солдатских детей и посвятил свою жизнь служению Отечества. Прошёл службу от простого солдата в Архангельском гарнизоне до сержанта в Кольском. В 1797 году поступил на службу в Кольское уездное казначейство. Однако в атласе не упоминается, что поступил он на должность казначея. Его назначение в то время было, скорее всего, вынужденным компромиссом. На Колу нередко нападали, поэтому казну надо было не только считать, но и защищать. Навыки военного ему вскоре пригодились: в 1809 году английский отряд разграбил Колу подчистую. Англичане забрали весь скот, заготовленные колянами лес, зерно, муку, лодки. Уцелела только казна. Её и ценные бумаги служащие казначейства вывезли в мурмашинский лес. Дальнейшая судьба Зубова также связана с Колой. С 1812 года он служил судьёй Кольского уездного суда, затем надзирателем питейного сбора. Окончил службу в чине титулярного советника.

Следующим казначеем стал Лев Кочерин. Можно предположить, что он был прислан в Колу из Архангельска.

В 1831 году дело отца продолжил рождённый в Коле сын Михаила Ильича – Дмитрий Михайлович Зубов (1797–1877). Он был назначен на должность казначея в 34 года и более двадцати лет верой и правдой служил царю и Отечеству. Молодой человек рано начал карьеру чиновника: с 18 лет служил соляным приставом, затем надзирателем винного сбора.

Самыми весомыми доходами казначейства были сборы от продажи соли и водки. В то время на них распространялась монополия государства. Привлекает внимание один из документов архива – указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского от июня 1854 года с предписанием Кольскому казначейству: «…выдать часовым при винном и соляном магазинах, построенных в Коле в 1853 году, два тулупа и по паре кенег» (тёплых башмаков из юфтовой кожи без голенищ с меховым подбоем. – Прим. авт.). Но ни тулупы, ни башмаки часовым не пригодились. Через два месяца казённые магазины были уничтожены пожаром. В августе 1854 года английский фрегат «Миранда» сжёг Колу. Уцелело «три обывательских дома и каменное здание казначейства». Частично разрушенная Благовещенская церковь стала для них заслоном. Казна вновь осталась невредимой. Работа в единственном уцелевшем учреждении продолжалась до конца года, а в январе 1855-го казначейство было переведено в Кемь. Сославшись на плохое самочувствие, Дмитрий Михайлович отказался от переезда и остался в Коле. За безупреч­ную службу он был награждён орденом Святого Станислава III степени. Похоронен на Кольском городском кладбище.

В 1864 году здание казначейства выкупило Городское общественное управление Колы. Следующие семьдесят лет оно было центром местного самоуправления.

Оставить комментарий (1)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых