Примерное время чтения: 8 минут
26856

Обречённые на смерть. В Мурманской области почтут память жертв концлагерей

АиФ на Мурмане №48 01/12/2021
Дорогу «Пфальцервег» от Лиинахамари на полуостров Немецкий строили военнопленные из лагеря, расположенного у озера Кяянтёярви.
Дорогу «Пфальцервег» от Лиинахамари на полуостров Немецкий строили военнопленные из лагеря, расположенного у озера Кяянтёярви. sotasampo.fi

На севере Мурманской области, практически на границе с Норвегией, в 2022 году будут установлены мемориальные плиты на местах бывших нацистских лагерей для советских военнопленных.

По Тартускому мирному договору с 1920 года по сентябрь 1944 года Печенгская земля принадлежала финнам. Став союзницей Германии, Финляндия предоставила в управление рейху порт Лиинахамари, в котором немцы, начав строительство береговых укреплений, разместили конц-лагеря для советских военнопленных.

Страшный «Наутси»

С 2008 по 2012 год недалеко от пограничной заставы Раякоски, в окрестностях сопки Минной, в 63 коллективных могилах удалось найти останки 318 военнопленных – узников немецкого лагеря «Наутси», филиала шталага 322.

«Крупный финский концлагерь был расположен на берегу реки Колосйоки, протекающей в окрестностях современного Никеля».

В материалах, собранных председателем благотворительного военно-патриотического фонда «Застава святого Ильи Муромца» Андреем Фетисовым, сообщается, что немецкий концлагерь шталаг 322 создан в июле 1941 года в нескольких километрах к юго-востоку от Киркенеса (Норвегия). К концу 1941 года в нём размещалось около 1 300 советских военнопленных, захваченных в ходе боевых действий на Севере. В 1942 году в лагерь стали поступать советские солдаты, попавшие в плен на других участках Восточного фронта, в том числе и на Украине. Пленные строили дороги, аэродромы, береговые укрепления, работали в рудниках и каменоломнях. У основного лагеря были филиалы – сублагеря в Парккина, Лиинахамари, Наутси и в других местах.

Крупный финский концлагерь был расположен на берегу реки Колосйоки, протекающей в окрестностях современного Никеля. В материалах, собранных отделом краеведения Центральной библиотеки Никеля, говорится, что он был рассчитан на 1,5 тыс. взятых в плен бойцов-красноармейцев и мирных жителей, работавших в рудниках и на металлургическом заводе по производству никеля и кобальта.

«О его месте нахождения напоминали колышки, торчащие из земли по всему периметру участка. Как оказалось, после замеров, произведённых финскими коллегами, здесь находятся могилы советских военнопленных», – уточнили краеведы.

«В районе Лиинахамари находилось более десяти рабочих лагерей для военнопленных. Пример – один из лагерей у озера Кяянтёярви. Дорога к нему и дальше на полуостров Немецкий (Нурменсатти), где строилась береговая батарея сухопутных войск, начинается у четвёртого причала, идёт мимо бывшей немецкой гидроэлектростанции на ручье Кяянтёяйоки, – пишет журналист и краевед Печенгского округа Галина Быстрова. – Лагерь советских военнопленных был расположен у озера на склоне сопки. Они использовались в строительстве восьмикилометровой шоссейной дороги, получившей название «Пфальцервег», а также и артиллерийской береговой батареи «Суоми». Четыре основания для орудий, ныне известных как «круги», и дорогу «Петервег» над Лиинахамари строили военнопленные из второго лагеря, расположенного рядом – на болоте у озера Хихнаярви. Смертность военнопленных в этих лагерях была очень высокой».

Чувство ответственности

Темой концлагерей, действовавших на территории Мурманской области, Галина Дмитриевна Быстрова занимается давно. По её словам, эта работа – дань памяти родителям-фронтовикам.

«У меня есть чувство ответственности перед моими мамой и папой. С одним чемоданом на двоих они приехали в Заполярье искать свою долю. Папа в своё время рассказывал мне, что в войну фашистская пуля прошла в сантиметре от его сердца, – говорит Галина Дмитриевна Быстрова. – С возрастом сама стала понимать, что я абсолютно случайный человек в этом мире. Да что уж там, такое всё моё поколение! К тому же мои старшие классы пришлись на 1960-е годы, время, когда начала меняться парадигма отношения к фронтовикам и ветеранам».

Более 10 лет Галина Дмитриевна вместе с ребятами из воскресной школы ездила в посёлок Геологов к Юрию Александровичу Кобякову (председатель ПРНОО «Муста-Тунтури – памяти защитников полуостровов Рыбачий и Средний», бывший геолог, всю жизнь проработавший в Заполярье. У подножия хребта Муста-Тунтури, где располагался передний край обороны, создан музей под открытым небом, обустроены могилы павших воинов, построены часовня и храм. – Прим. ред.).

«Место между озёрами, где построен посёлок Геологов, военные называли долиной смерти. Юрий Александрович рассказывал, что родители увезли его в Лиинахамари совсем мальчишкой. У него был друг, лопарь, который жил там ещё при немцах. Он-то и поведал ему об окрестных местах, где когда-то действовали рабочие лагеря», – рассказала Галина Быстрова.

Собранные воспоминания очевидцев тех событий, собственные впечатления, рассказы Юрия Александровича Кобякова о Лиинахамари Галина Дмитриевна включила в свою будущую книгу.

«Разметка» территории

Увековечить память жертв и участников сопротивления в концентрационных лагерях предложили в Фонде памяти Александра Печёрского. Они озвучили идею установить мемориальные плиты в тех местах, где на оккупированных территориях в нынешних границах нашей страны находились фашистские концентрационные, пересыльные или фильтрационные лагеря, дисциплинарные тюрьмы и места массовых казней. Инициативу поддержали в федеральном информационном агентстве и в региональном правительстве.

«Живые свидетели тех событий уходят, поэтому сегодня крайне важно сохранить память об этом для будущих поколений, – считает председатель правления Фонда Александра Печёрского Илья Васильев. – Мы хотим, чтобы на месте каждого нацистского лагеря на территории страны, вне зависимости от его типа, была размещена информационная табличка, опознавательный знак, где будет сказано: сколько человек там содержалось и сколько погибло».

МНЕНИЕ ВЛАСТИ
Комментирует начальник отдела культуры администрации Печенгского муниципального округа Ольга Большакова: «Печенгский округ Мурманской области в период с 1920 года по сентябрь 1944 года – это бывшая территория Финляндии. Здесь во время Великой Отечественной войны и даже до неё были созданы трудовые лагеря. Большинство пленников оттуда не возвращалось. Финский посёлок Наутси в районе Раякоски, лагерь для военнопленных Колосйоки № 8 на берегу одноимённой реки на территории градообразующего предприятия под Никелем, множество лагерей в окрестностях Лиинахамари – в эти и другие места добраться нелегко, но это наша история. Мемориальные плиты нужны, чтобы люди могли почтить память погибших земляков».

По словам Васильева, скоро мемориальные таблички должны появиться по всей стране. Первой ласточкой станет памятный знак на месте лагеря «Наутси» в Мурманской области.

«Нужно, чтобы у этого дела в каждом регионе был свой локомотив. Есть организации, которые занимаются воинскими захоронениями, есть те, кто задействован в поиске погибших, непохороненных солдат и офицеров Красной армии, а вот организации, которая бы занималась тем, чтобы «разметить» территорию страны с точки зрения наличия нацистских лагерей, нет. Этот пробел надо восполнить. В идеале мы бы хотели охватить все 24 субъекта страны, которые находились в немецкой оккупации», – выразил надежду Илья Васильев.

«Не все понимают, что на территории финского Петсамо было огромное количество рабочих команд. Здесь находились как финские концлагеря, так и немецкие. Шталаг 322 был основной».

Планируется, что в Заполярье появятся две мемориальные таблички – в память о жертвах лагерей «Наутси» и в окрестностях Лиинахамари. Инициативу поддержали жители Печенгского округа. При этом северяне считают, что две таблички на всё Заполярье — очень мало.

«Не все понимают, что на территории финского Петсамо было огромное количество рабочих команд. Здесь находились как финские концлагеря, так и немецкие. Шталаг 322 был основной. Но на Север Петсамо доставляли военнопленных из других концлагерей. Мне вчера прислали фото жетона военнопленного из 309-го шталага, который был расположен в Рованиеми, а нашли его поисковики в районе Титовки. Скорее всего, военнопленных из этого лагеря набирали в 181-й или 182-й рабочий батальон», – добавила Галина Быстрова.

Местные власти дают возможность людям самим решить, где будут установлены памятные знаки. Поскольку место лагеря «Наутси» находится в труднодоступном районе, есть вариант разместить мемориальный объект в Никеле. По такому же принципу могут поставить и памятную плиту, посвящённую лагерям Лиинахамари, – установить её не в зоне лесотундры, а в границах посёлка.

Ад без надежды на спасение

Комментирует заместитель главного редактора ИА REGNUM Анна Наводничая:

Война сама по себе – это ад. Но война в силе войскового противостояния ещё оставляет шансы для солдат противоборствующих сторон. Плен же — это ад без выхода, без надежды на спасение. Это обречённость на смерть несомненную. В редчайшем случае — на яркий подвиг, восстание в концлагере, но и этот подвиг чаще всего приводил к гибели.

«Именно поэтому мы реализуем несколько проектов, связанных с сохранением памяти о жертвах Второй мировой войны, в том числе и о советских военнопленных, погибших, замученных или умерших в фашистских концентрационных или трудовых лагерях. В этой работе нам очень помогают коллеги и единомышленники из Фонда Александра Печёрского.

«Это был страшный лагерь. Советских военнопленных доставили туда для строительства аэродрома люфтваффе».

Мы подготовили документы для установления памятных знаков в самой южной точке России, где такого памятного знака ещё нет, в центре Краснодара, на месте лагеря «Ссыпки». По разным источникам, единовременно в нём были заживо сожжены 6,5 тыс. советских военнопленных в момент отступления фашистских войск. Работаем над историей трудового лагеря в Калининградской области, в городе Гусеве (ранее Гумбиннен).

И конечно, очень важная для нас задача – установить памятный знак на месте трудового лагеря «Наутси», на нынешней территории Мурманской области. Это был страшный лагерь. Советских военнопленных доставили туда для строительства аэродрома люфтваффе.

Лагерь «Наутси», также известный как сублагерь шталага 322. Исследователи рассказывают, что находили на месте лагеря необычные останки, например совсем небольшие черепа, то есть останки ещё очень молодых людей, 18-20 лет. Останки с перекрученными колючей проволокой руками, ногами, иногда шеями. Их не просто использовали как рабочую силу, над ними издевались.

Не говоря уже о том, что в условиях Заполярья вообще невозможно пережить зиму в изматывающем, невыносимо тяжёлом труде без тепла, горячей пищи и медицинской помощи. Разве можно забыть о таком? Разве можно не увековечить их память?».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых