aif.ru counter
669

Голос саамского народа. О языке, традициях и исчезнувших посёлках

АиФ на Мурмане №5 30/01/2019

В первый февральский день юбилей отметит представительница саамской интеллигенции Нина Елисеевна Афанасьева.

Язык уходит?

Ольга Кондрашкина: Нина Елисеевна, вы всегда энергичная, боевая, жизнелюбивая, невозможно поверить, что вам исполнится 80 лет!

Нина Афанасьева: Я по характеру подвижный человек, активный. Но, как все стареющие люди, замедлила темп своей жизни.

Досье
Нина Елисеевна Афанасьева. Родилась 1 февраля 1939 года в Варзине. Представительница саамской интеллигенции, педагог, преподаватель кильдинского саамского языка, один из авторов первого в мире саамско-русского словаря. Общественный деятель, награждена медалью «За верность Северу». Лауреат международной премии «Золотой язык» за работу по сохранению и развитию саамского языка.

– Вы по национальности саами, выросли в Советском Союзе, живёте в России. Ощущаете себя саамской женщиной?

– Живу в России, но я не русская. Корни мои саамские, и веду в семье образ жизни как саамская женщина. Питаюсь тем, что использовали в пищу мои сородичи: оленье мясо, рыбу, дикоросы. У меня есть морошка, брусника, вороника. Говорю на родном языке, без саамского языка моя духовная жизнь невозможна. Я страдаю, когда рядом нет земляков, с которыми могла бы говорить на своём языке.

– На русском языке вы говорите с рождения?

– Что вы! Я родилась в тундре, на побережье, ближе к Северному Ледовитому океану, в деревне Варзино. Был у нас свой Саамский район, позднее его соединили в один Ловозерский. Саамский был единственным языком, который мы использовали. Русские люди были в медицине (фельдшер), в образовании и в сельсовете. В первый класс я пришла и ни слова не знала по-русски. К концу второго класса стала говорить и понимать. После четвёртого мы все учились в Гремихе, жили в интернате.

– В 1963 году вы окончили факультет народов Севера Ленинградского педагогического института им. Герцена. Что записано в дипломе?

– Русский язык и литература, немецкий язык. С 1963 по 1981 год я преподавала в Апатитах русский язык и литературу в вечерней школе. Мои классы были самыми лучшими по всем направлениям. К своему стыду, я тогда даже не знала, что саамы живут в Норвегии, Финляндии, Швеции.

– Когда пришло осознание, что саамский язык может исчезнуть, если его не преподавать детям?

– Оно пришло гораздо позже, когда я начала работать методистом в Мурманском областном институте усовершенствования учителей. С 1983 по 1994 год заведовала кабинетом национальных школ и чётко поняла, что саамский язык уходит, если его не сохранять. Организовала курсы, разработала методику преподавания.

Большое значение придавали просветительской работе. В школах, средних учебных заведениях проводили Недели саамской культуры. Интерес был огромный, это объективная оценка. Многие не знали о коренном народе Кольского полуострова. Первое мероприятие состоялось в школе посёлка Туманный, позднее там открыли музей саамской культуры. Успех нас подтолкнул к идее создания общественной организации. В 1989 году была образована Ассоциация кольских саамов (АКС). Первым её президентом стал Василий Павлович Селиванов. Он возглавлял АКС до тех пор, пока его не пригласили на работу в Ловозерскую администрацию. В 1991 году президентом ассоциации выбрали меня. Не скажу, что все саамы были мною довольны, для решения наших проблем было много препятствий, годы-то лихие. Работа у нас была чётко поставлена в 18 отделениях Мурманской области. Главное, что это способствовало укреплению общности саамов как единого народа.

– Значит, саамская тема зазвучала на Кольской земле?

– И не только. Я училась заочно в аспирантуре, была прикреплена к университету в Эстонии. В один из приездов в город Тарту меня пригласили на встречу с поэтами и писателями Эстонии. Необычно, что мероприятие проходило в кафе. Волновалась очень, было страшно: они сидели за столиками, ели, курили. Будут ли слушать? Про себя решила, что нужно обязательно, чтобы прозвучал стих на саамском языке. На ходу быстренько перевела с русского стихотворение Октябрины Вороновой «От Ловозера к Поною по течению плывёт». Аплодировали, удивлялись, улыбались, оценили саамские экспонаты, которые я привезла с собой.

«Нас  никто  не  спрашивал»

– К этому времени вы уже знали, где ещё живут саамы?

– Мы ещё и постарались, чтобы они о нас узнали, услышали нас. В 1992 году в Хельсинки на конференции общественной международной организации «Союз саамов северных стран» наша Ассоциация кольских саамов стала её членом. Объединились саамы четырёх государств: Норвегии, России, Финляндии и Швеции. Также было принято решение называть организацию Союзом саамов. Для нас стало большим достижением быть членами Союза саамов, объединяющего организации тех стран, где проживают саамы. Мы приобрели вес на политическом уровне, но главное – ценный опыт по сохранению родного языка. Саамы зарубежных государств понимают друг друга, говорят на северносаамском языке, бережно хранят родной язык, в школах преподают его детям, издают учебники и книги.

У нас эти процессы начались с 1981 года. Была создана автор­ская группа на общественных началах по восстановлению и развитию письменного языка саамов Мурманской области при областном отделе народного образования. К сожалению, поколение, идущее за нами, понимает саамскую речь, но потеряны навыки произносительные. Молодёжь не говорит на родном языке. Я одна из авторов саамско-русского словаря. Написала саамско-русский разговорник на основе кильдинского диалекта, комплект учебно-методических пособий для начальной школы. Группой авторов изданы «Правила орфографии и пунктуации саамского языка» (1996). Я призываю молодых сесть за парты и выучить родную грамматику!

Мы проводим встречи с саамскими поэтами и писателями, вечера музыки, чтобы люди других народов Кольского полуострова слышали саамскую речь. Укрепилась традиция проведения Недель саамской культуры. Недавно в Мурманском педагогическом колледже прошла Неделя культуры саамского и коми-ижемского народов. В детских садах Оленегорска раз в год проходит фестиваль «Страна сказок». Его участники – дети от трёх лет – разыгрывают сказки на саамском языке. Эту идею подала ловезерская общественница Валентина Совкина. Скоро едем в норвеж­ский город Карасьок на заседание Общества исполнения саамских йоки (напевов).

Мы 20 лет сотрудничаем с краеведческим музеем. В прошлом году провели выставку «Саамское село Варзино» к 50-летию его закрытия. На карте нет теперь селения Варзино. На выставке сам воздух, дыхание села присутствовали, земляки плакали. Память о прошлом в их серд­цах! Я не могла не написать книгу. Она называется «Мы помним тебя, Варзино, милая наша Родина». Должна быть издана в этом году.

Меня часто спрашивают: мол, вы из Ловозера? Я никогда там не жила. Больше скажу, я всегда возмущаюсь, когда говорят, что Ловозеро – центр, чуть ли не столица саамов. Это искусственно созданный центр места проживания коренного народа. Почему? Стали закрывать поселения саамов, посёлок Кильдин, потом утопили селение Воронье, когда строили Серебрянскую ГЭС, Йоканьгу закрыли. Большинство людей перетащили жить в Ловозеро. Последним закрыли моё Варзино,  многих жителей расселили в Ловозере. Моя мама, когда умирала, не захотела лечь в эту землю, мы её хоронили в Апатитах. Испокон веков саамы вели общинный образ жизни в маленьких селениях. У нас было четыре сёмужьих реки, мы никогда без рыбки не сидели. У отца было 150 голов оленей, он охотник, рыбак. Дружная, трудолюбивая была наша саамская семья. А в Ловозеро я приезжала как методист – помогать молодым учителям саамского языка.

Стеснялась признаться

– Как сложилось в вашей семье? Общаетесь на саамском языке?

– В моей семье мир и лад. У меня один сын Владимир, он оперирующий лор-врач. С ним мы переговариваемся на родном языке. Трое внуков. Ванечке 21 год, в поисках профессии. Он понимает, но не говорит на саамском, хорошо знает англий­ский язык. Со мной живёт внучка Нина, окончила мурманский педколледж. Сейчас работает по уходу за тяжелобольными старыми людьми. Заботливая, ответственная, исполнительная труженица. Старшая Анна выиграла большой гранд на написание докторской диссертации. Живёт в Тромсё, заканчивает работу на тему, касающуюся Кольского полуострова: «Влияние интернатного воспитания и последствия переселения народа». Это то, о чём мы с вами говорили, для нас это действительно был сильнейший стресс. Диссертация написана на английском языке, Анна прекрасно им владеет. Сейчас она осваивает северносаамский язык.

Меня понимает Нина, с ней мы общаемся на родном языке. Когда она училась в мурманской школе №34, была застенчива, никому не говорила, что относится к саамскому населению. Однажды именно в эту школу меня пригласили рассказать о коренном народе. Я надела на голову шамшуру, нарядилась в саамскую одежду, взяла поделки. Вахтёр школы изумился: откуда, мол, такая, из тундры? Я ему: «Да, да, приехала, там олени у школы стоят». Поверил! Вечером внучка огорчалась: мол, что ты натворила, бабушка, меня теперь лопаркой называют. «Тёмные они люди», – полушутя ответила я ей.

Хотя я и вышла на пенсию, планов много. Меня по-прежнему часто приглашают в коллективы. Я не стесняюсь, на улицу выхожу в национальной одежде. Меня спрашивают: мол, у вас концерт? Тактично отвечаю, что лекция: «История и культура саамского народа». Некоторые недоумевают: что, такой народ есть? Есть! И пока у меня одно ухо слышит, я буду громко говорить о моих земляках саамах. Понимаете, как много ещё предстоит работы?

– Если бы вам предоставили трибуну и дали слово, что бы вы сказали саамскому народу?

– Дорогие земляки саамы! Живите всегда в мире, добре, согласии! Делить нам нечего. Пусть в ваших семьях всегда присутствуют здоровье и счастье!

– Это речь лидера…

– Да, я и есть лидер, не знаю, плохой или хороший, однако лидер. Если  точнее – рупор моего народа саами!

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество