aif.ru counter
57

Искусство обмана. Психолог – о том, как не попасться на уловки мошенников

АиФ на Мурмане №1-2 09/01/2020

Накануне Нового года в полицию обратилась 61-летняя мурманчанка: с её банковского счёта списали более полумиллиона рублей. И такие случаи не редки – они происходят в Заполярье практически каждый день.

Вроде бы все мы взрослые люди и в СМИ уже не раз писали об уловках мошенников, но, оказывается, критичность – способность взвешивать доводы за и против – есть не у всех и не всегда. Об этом и не только «АиФ на Мурмане» побеседовал с практическим психологом, г­ештальт-терапевтом Юлие­й Бабич.

Эмоциональная ловушка

Анна Кузнецова, «АиФ на Мурмане»: – Юлия, приходилось ли вам сталкиваться в личной или профессиональной сфере с мошенниками?

Юлия Бабич: – Обращений по этому поводу ко мне как к психологу не было, но аферисты неоднократно делали попытки обмануть меня саму. Из этого можно сделать вывод: они работают наудачу, используют в том числе и данные, которые указаны в социальных сетях.

Досье
Юлия Бабич. Родилась 15 июня 1978 года. Окончила Мурманский государственный педагогический университет, Международный институт бизнес-образования по специальности «психолог», Школу экзистенциально-гуманистической психотерапии и консультирования. Занимается психологической деятель¬ностью с 2007 года.

Что можно сказать о людях, которые попадаются на удочку мошенников? Я размышляла по этому поводу и пришла к выводу: нельзя назвать какие-то общие данные о людях, которые подвергаются обману. Скорее, можно выделить алгоритм обмана, как он дей­ствует. Мошенники выводят нас на эмоции, и это цепляет якорем. То есть когда вы в хорошем, уравновешенном состоянии, вы будете очень логично, рационально мыслить. Но как только есть эмоциональная взбудораженность, возникает ловушка. Можно условно разделить чувства, на которые нас выводят мошенники: это угроза безопасности – страх, паника, возможность что-то потерять; и второй вариант – это неожиданно свалившийся выигрыш, то есть приятное событие тоже выводит человека из равновесия.

«Мошенники сначала будоражат, выводят на эмоции и потом сразу предлагают решение: «Дайте пароль – и всё будет хорошо».

Мошенники сначала будоражат, выводят на эмоции и потом сразу предлагают решение: «Дайте пароль – и всё будет хорошо». То есть предлагают какие-то простые действия, не дают людям одуматься. Человек в стрессе, и его вынуждают действовать быстро, чего делать категорически нельзя!

– Получается, эмоциональная нестабильность делает человека доверчивым?

– У большинства нет алгоритма, как действовать в подобных ситуациях. Если говорить о людях предпенсионного или пенсионного возраста, то технический прогресс играет против них в разговоре с мошенниками. Молодёжь лучше разбирается в виртуальных деньгах.

– Однако не так давно в Североморске был случай, когда 18-летний парень назвал мошенникам код от карточки и потерял таким образом более 600 тысяч рублей.

– Критичность формируется в подростковом возрасте. Но сейчас есть тенденция, что подростковый возраст, который мы имеем в виду, говоря о психике человека, сдвигается за пределы 18-летия. В зависимости от воспитания, от личностных характеристик кто-то сформирован к 18 годам – кто-то и к 22-23 ещё в процессе. При этом надо понимать: критичность отключается, когда необходима быстрая реакция.

Я склонна думать, что критичность всё-таки не от возраста зависит, а от организации, от типа. Есть люди – по организации своей думатели, которые сначала всё взвесят, потом делают. А есть те, у которых реакции протекают быстро, им нужно избавиться от тревоги. Таким людям проще 20 раз перепробовать и в 21-й найти по наитию подходящий способ решения задачи.

«Есть люди, которые читают инструкции, а есть те, кто сразу включает новую аппаратуру, и только когда она не работает, читают, как оно должно работать».

Каждый может ответить для себя: что я предпочитаю – обдумать вопрос или сразу дей­ствовать? Есть люди, которые читают инструкции, а есть те, кто сразу включает новую аппаратуру, и только когда она не работает, читают, как оно должно работать.

«Мама, я попал в беду!»

– Часто аферисты представляются близкими людьми жертвы, говорят, что сын или дочь попали в беду, например аварию, и нужны деньги.

– Мне тоже так звонили, говорили: «Мама, я попал в беду!» Это меня рассмешило, потому что у меня нет детей. Скорее всего, они просматривают данные в соцсетях, у многих на страницах указаны телефоны. И можно просто предположить по возрасту, что у человека есть семья, родные. А дальше у жертвы включается страх, переживание за родного человека. В этом месте может быть даже изменённое состояние, когда голос звонящего не опознаётся.

– Выходит, мы даже голос родного человека не узнаём?

– Голос не опознаётся в ситуации захваченности эмоциями. Трудно понять, что говорит чужой человек. И в то же время мошенник предлагает решение: надо заплатить – и всё будет хорошо.

«Стоит прервать разговор и обратиться к другу, знакомому, поделиться историей. Если один захвачен эмоциями, то другой может что-то посоветовать».

Имеет значение и тот факт, что сейчас в новостях много негатива, подробностей трагедий. И люди, конечно, переживают это по-своему, то есть появляется эффект присоединения.

– Юлия, есть ли у вас совет для тех, кому позвонили со словами, что близкому человеку срочно нужны деньги?

– Когда мошенник разговаривает с жертвой, у той нет возможности получить какую-то дополнительную информацию. Стоит прервать разговор и обратиться к другу, знакомому, поделиться историей. Если один захвачен эмоциями, то другой может что-то посоветовать. Самое простое – дать себе паузу на обдумывание дальнейшего действия, когда стоит перепроверить информацию, например позвонить сыну и убедиться, что у него всё в порядке.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах