aif.ru counter
410

Люди не той эпохи. Ушла ли боль от войны в Афганистане спустя 30 лет?

АиФ на Мурмане №7 13/02/2019
«Какой-то политработник предложил сфотографироваться всем вместе, помня неписанную, но свято исполняемую в авиации традицию никогда не фотографироваться перед вылетом или другим серьёзным делом». (Из книги Ю. Гутяна «Алихейль»)
«Какой-то политработник предложил сфотографироваться всем вместе, помня неписанную, но свято исполняемую в авиации традицию никогда не фотографироваться перед вылетом или другим серьёзным делом». (Из книги Ю. Гутяна «Алихейль») © / Из личного архива

15 февраля в России отметят 30-летие вывода советских войск из Афганистана.

«Обида уже прошла, но боль от потерь никогда не уходит. Самому молодому «афганцу» сейчас 48 лет, самому старому – около 75, а к 2060 году нас уже почти не будет», – рассказал участник войны в Афганистане, писатель подполковник запаса Юрий Гутян.

Чёрно-белые отношения

Наталья Кобзева, «АиФ на Мурмане»: – Юрий Станиславович, вы помните, как попали на войну?

Фото: Из личного архива

Юрий Гутян: – Меня отправили на восполнение боевых потерь. Пришло распоряжение направить в Афганистан офицера боевого управления второго класса, инструктора, должность неизвестна. Но тут и гадать не нужно было: я окончил Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов, а основной костяк авианаводчиков в Афгане – мои однокашники. «Откосить» даже и мысли не было – не для той эпохи человека подобное дело, поэтому и раздумий никаких. Приказ есть приказ. К тому же двоюродный брат вернулся не так давно «из-за речки», попал туда в составе первых автоколонн. В одной из моих книг главный герой получил часть его биографии. Сашка вернулся с войны другим человеком, картинных шаблонов «весь седой» не было, но курил безбожно и глаза другими стали. Отгулял отпуск и, как только были оформлены документы, отправил семью к родителям в Луганск, а сам улетел в Ташкент. Обидно получилось: добрался, позвонил родным – а жена сообщила: дочка только что пошла. Ей вот-вот 11 месяцев должно было исполниться… Не хватило каких-то суток, чтобы самому это увидеть!

– Вы принимали участие в операции «Магистраль». Часто говорите, что в фильме «9 рота» искажены события. Это касается только кинематографа?

– Не только. Погоня за жареными фактами и недостаток достоверной информации часто порождают домыслы. Сейчас по Интернету гуляет клип «12 ужасающих фактов об Афганистане», там сделан упор на то, что самый кровавый бой – бой 9-й роты, о котором снят известный фильм. Это провокация. Он один из самых героических, но даже за мою бытность были потери намного выше. А за неполных 10 лет войны много страшных боёв и событий произошло. 30 апреля 1984 года во время операции в ущелье Панджшер попал в засаду первый батальон 682-го полка 108-й мотострелковой дивизии, где за один бой погибло 87 человек. 21 апреля 1985 года гибель Мараварской роты – 31 человек. Трагедия на перевале Саланг 3 ноября 1982 года…

Досье
Юрий Гутян. Родился 5 ноября 1962 года в г. Боково-Антраците Луганской области. Прозаик, член Союза писателей России. Кавалер двух орденов Красной Звезды, награждён медалью Нестерова, медалью «Патриот России», орденом «Звезда» II степени Демократической Республики Афганистан, почётным знаком ЦК ВЛСКМ «Воинская доблесть».

– Было ли хоть что-то светлое в те тяжёлые дни?

– Война от мирного времени тем и отличается, что заставляет ценить каждый миг. Отношения между людьми становятся чёрно-белыми, без средних оттенков, а краски жизни – более яркими. Боятся все – это нормальный инстинкт самосохранения, и от того, как ты его грамотно переборешь, зависит жизнь. Каждый решает сам: поступить как Саша Прохоренко или поднять лапы вверх, как сделал другой человек. У каждого свои понятия и свои обстоятельства. Это не его вина, это его беда.

«Кем ты себя возомнил?»

– Когда вы вернулись через полтора года, многое изменилось?

– Я вернулся, а дочь уже взрослый человек – без малого два с половиной года! Папа для неё – это письмо. Я старался часто писать. Кстати, тёща все мои письма сохранила. Но из них я смог перечитать лишь те, что были написаны в первые полгода, дальше пока не могу. Там слишком много между строк спрятано, всё это возвращается бумерангом и не отпускает, психологически тяжело, хотя уже 30 лет минуло. Но когда-нибудь я напишу по ним книгу.

– Вы написали уже несколько книг – есть среди них любимая?

– Книги, как дети, а дети равны не бывают. Их любишь одинаково, но они разные. Как можно сравнить «Звезду из детства» с «Книгой памяти»? Но каждая по-своему дорога. Ко мне как-то подошла женщина и спросила: «Когда будете работать над вторым томом, вам понадобятся точные данные о моей семье? В своём рассказе вы указали, что мой отец погиб в Афганистане, хотя это не совсем так. А вообще, спасибо, что сохранили моё имя». А я человека первый раз вижу. На вопрос «И как же вас зовут?» кокетливо ответила: «Анжелика». Я был в шоке от совпадений, главная героиня моей «Звезды из детства» – Анжелика. Писатели часто попадают в судьбы, наверное, есть какое-то информационное поле, умом это понять невозможно. Ты написал книгу, а дальше она живёт своей жизнью.

Однажды у меня было такое, что один из героев повести стал откровенно ненужным, даже мешал. Он выполнил свою функцию, и лучшим исходом с точки зрения литературы было, чтобы он погиб. Я так и написал. Вдруг просыпаюсь среди ночи и думаю: кем ты себя возомнил, как ты можешь человека жизни лишить? Переписал, всё изменил.

По старинке пишу от руки, набирать не могу, мне кажется, тогда получаются неживые тексты. Карандаш, бумага, ластик – самый оптимальный вариант, часто чернилами пишу. Статью, очерк могу напечатать, но книгу – только рукописно, чтобы всё пропустить через себя.

Сказок у нас хватает

– В 80-90-е годы мало говорили о войне в Афганистане. Сейчас общество осознало, что вы сделали для страны?

– Оценка была дана в декабре 2018 года, когда признали, что это было начало контртеррористической работы. У нас даже о вводе войск полной информации не найти. Много пятен в истории этой войны. Только этих пятен, конечно, если они не затрагивают интересы государства, должно быть меньше, потому что от них ломаются судьбы. Сейчас мы в том возрасте, в котором были ветераны Великой Отечественной войны в 1975 году, происходят трезвые размышления, переосмысление. Если не рассказать, не дать верную информацию, так и останутся сказки. А сказок у нас и после Великой Отечественной хватает. Из любого контекста можно выдернуть то, что удобно. Это привело к тому, что в Латвии – героизация дивизии СС, а на Украине – бандеризация.

– Поэтому вы приняли решение преподавать детям?

– Патриотическим воспитанием занимаюсь уже давно. Основа – военная история и краеведение. Сегодня не то что учащиеся – учителя многие не знают об Афгане и других локальных войнах и военных конфликтах, где участвовали наши земляки. И это не их вина, это политика государства в 90-е годы. Тогда была дана отрицательная оценка пребыванию наших войск в Афганистане. Верховный главнокомандующий не приехал встречать свою армию с войны 15 февраля 1989 года. Оттуда пошли все эти высказывания из разряда: «Я вас туда не посылал…»

– Время всё расставляет на свои места, а история – она ведь развивается по спирали…

– Человек, не знающий своего прошлого, не имеет будущего. Сейчас мы живём со знаниями, которые получили вчера, а в завтрашний день возьмём то, что имеем сегодня. История повторяется, человек не учится на своих ошибках, как малый ребёнок.

– Надо отдать должное, сегодня власти с уважением относятся к ветеранам Афгана. Известно, какие мероприятия пройдут в юбилейную дату?

– Помимо традиционных «Уроков Мужества», фестиваля, митинга будет приём у губернатора и у городских властей, концерт в «Кировке» запланирован. В каждом регионе всё по-разному происходит. И мероприятия разные, и награды.

– А какие льготы сегодня у «афганцев» в Мурманской области?

– Как и по всей стране, из-за монетизации льгот мы очень сильно опущены в деньгах. Раньше по закону «О ветеранах» 50% всей квартплаты платили, включая «коммуналку» на всю семью, проезд полностью бесплатным был на городском общественном транспорте. А сейчас только от содержания и ремонта половину платим. Сейчас ещё добавили плату за вывоз мусора, эти 133 рубля на каждого члена семьи выведены из графы «Содержание и ремонт», то есть мы будем платить все 100%. Приезжая в Москву или Питер, мы не можем использовать свои федеральные льготы на проезд, например. Для меня это не столь существенная сумма, но для многих других – важно.

– Юрий Станиславович, после войны вы служили на авианосце «Адмирал Кузнецов». Что вам ближе – вода или небо?

– На «Кузнецове» может жить и служить только тот, кто любит и море, и небо. Он по духу отличается от остальных «надводников», в «кузнецовцах» есть то, что присуще «надводникам» и что пришло из авиации. На авианосце всё более остро, этакий небольшой плавучий аэродром с массой авиационных, морских комплексов и техники. 15 лет занимался противолодочной истребительной авиацией. Ушёл на пенсию в 48 лет. Вы не поверите, но день увольнения из армии для меня был самым чёрным днём в жизни.

– Сегодня часто военные ребята погибают и в Сирии, да даже в Оленегорске недавно разбились лётчики. Допустимо это в мирное время?

– Статистика – очень жестокая наука. Есть теория вероятности, а авиация – такой род войск, который ошибок не прощает. Часто одно, другое, третье обстоятельства суммируются – и получается необратимое. Я как специалист примерно понимаю, что послужило причиной катастрофы. Мы математически можем рассчитать основные факторы, строить предположения, а фактически что послужило причиной, узнаем лишь после заключения комиссии. Статистика и теория вероятности жестоки. В советские времена военная авиация теряла дивизию в год. В любых учениях, как бы тщательно они ни планировались, есть определённый процент уже запрограммированных потерь. И от этого никуда не уйдёшь. Всегда жалко ребят, но это правда жизни.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество