109

«Стартап» больше не ругательство. В «Сколково» расширяют региональную сеть

В Мурманске завершился первый «Стартап-тур», в конкурсе победу одержал медицинский проект. Вице-президент по региональному и международному развитию Фонда «Сколково» Юрий Сапрыкин рассказал в интервью «АиФ-Мурманск», чем региональные разработки отличаются от столичных.

«Люди поверили»

Александра Михова, «АиФ-Мурманск»: В 2019 году вы заявили: «Сколково» расширяется до территории России». Сегодня ещё более активно развивается сеть региональных операторов. Кроме того, в некоторых областях присутствуют региональные представители, как, например, в Мурманске и Архангельске. В чём разница между оператором и представителем?

Сегодня у нас почти 3 тыс. резидентов, и половина из них находится в регионах.

Юрий Сапрыкин: Логика работы «Сколково» со дня его основания была в том, чтобы построить новый инновационный город со всей инфраструктурой для развития стартапов. За счёт того, что на одной территории собраны все элементы инфраструктуры – жильё, лаборатории, технопарк, школа и университет, возникает синергия, которая позволяет быстро развиваться. Так оно на самом деле и есть. Это показывает и мировой опыт. Однако у нас большая страна с разными часовыми поясами, поэтому несколько лет назад стало очевидно, что региональные стартапы должны развиваться на своей территории. Сложно себе представить, что люди, которые занимаются аквакультурой в Японском море, перейдут в «Сколково». Сегодня у нас почти 3 тыс. резидентов, и половина из них находится в регионах. Мы им помогаем, пришла идея сформировать партнёрскую сеть региональных операторов. Это технопарки и другие институты развития, в кооперации с которыми мы стараемся помогать резидентам развиваться.

Институт региональных представителей – очень молодой, но динамичный и бойкий. Этот пилотный проект уже зарекомендовал себя. Представители появляются там, где мы видим перспективу перейти в статус регоператора. Вы правы, в Мурманске у нас есть только региональный представитель – Денис Скрыганов, директор бизнес-инкубатора. Есть примеры, когда представитель – человек из бизнеса.

Наше сотрудничество с регионом складывается из инфраструктуры и управляющей компании, которая с нами разговаривает на одном языке. И второй критерий – количество компаний. Регионам нужно потрудиться и показать наличие потенциала. Я глубоко убеждён, что везде есть что показать, но для этого необходимо приложить усилия, и это должен сделать сам регион.

– Как за последние годы изменилось число стартапов?

– Все наши компании нужно разделить на три подмножества: компании, которые находятся в Москве (они активно прирастают), проекты в регионах присутствия (количество компаний увеличилось в два раза) и в остальных регионах (есть органический рост заявок). Но нужно учитывать, что около 100-200 компаний в год мы лишаем статуса резидента. Причина – неисполнение обязательств по заявленным проектам.

– Сказалась ли пандемия на тематике стартапов? Может быть, стало больше проектов в медицине?

– Однозначно пандемия повлияла на количество стартапов в этой отрасли. Но не только это. У нас из 3 тыс. компаний около тысячи представляют IT-кластер (и там тоже есть медицинские проекты). А второй по численности кластер – биомедицинский. И это объяснимо: люди хотят жить дольше и лучше. Хотя ещё 10 лет назад это был очень скромный кластер. Во время пандемии мы увидели динамику роста финансовых показателей этих компаний – выручки, инвестиций.

Раньше даже слова «инновации», «стартап» были если не ругательные, то вызывали желание потроллить. А сейчас к ним уже все привыкли.

– Как в целом за последние 10 лет изменились проекты?

– В «Сколково» стартап может находиться 10 лет. В прошлом году были первые выпускники. За ними, конечно, очень интересно наблюдать. Надо сказать, за минувшие годы сильно изменилась государственная риторика. Раньше даже слова «инновации», «стартап» были если не ругательные, то вызывали желание потроллить. А сейчас к ним уже все привыкли. Когда-то мы радовались каждой 10-й заявке в месяц – сейчас у нас 20 резидентов в неделю. Люди в это поверили.

Раньше мы не поддерживали сельское хозяйство, но вот уже несколько лет видно, что эта отрасль развивается. Мы также не поддерживали технологии геймофикации – сейчас мы видим в этом перспективы.

Финалисты не теряются

– В Мурманске впервые прошёл «Стартап-тур». Скажите, зависит ли от региона специфика проектов?

В Якутии часть проектов связана с суровыми условиями и технологиями Севера. В том числе это актуально и для Мурманска: как в условиях Арктики чувствуют себя люди, механизмы.

– Конечно, безусловно! Структура экономики, бизнеса и академической среды региона определяет тематику проектов. В Краснодарском крае, например, сильный политех, сельхозакадемия – там развивается сельское хозяйство. В Приморье ярко выраженная морская тематика, например аквакультура. В Якутии часть проектов связана с суровыми условиями и технологиями Севера. В том числе это актуально и для Мурманска: как в условиях Арктики чувствуют себя люди, механизмы. В Татарстане ярко выражена IT-тематика, даже технопарк там называется IT-парком.

Надо сказать, «Стартап-туры» мы проводим практически со дня основания «Сколково». Это необходимо, чтобы не замыкаться в границах Москвы и помогать участникам узнавать о механизмах поддержки. Этот проект охватывает даже те регионы, где мы не присутствуем. Мы поддерживаем IT-направление, кибербезопасность, интернет вещей, проекты в образовании, энергоэффективность.

– Какой был объём инвестиций, привлечённых участниками «Стартап-тура» в прошлые годы?

– В прошлом году около 4 млрд рублей инвестиций получили региональные компании. Надо понимать, в «Стартап-туре» принимают участие сотни компаний, до финала доходят единицы, и мы отдельно за ними не наблюдаем. Но я знаю, что у них очень позитивно всё складывается. Например, в технопарке «Университетский» в Екатеринбурге компания стала победителем «Стартап-тура» в 2017 году, на днях они привлекли 1 млрд инвестиций. Они были одними из тех, кто с помощью своих разработок устранял последствия экологической катастрофы в Норильске. И таких примеров много.

– Погодите, то есть вы не отслеживаете дальнейшую судьбу победителей конкурса?

– Отбор и экспертиза компаний в «Стартап-туре» очень серьёзная, поэтому те, кто доходит до финала, как правило, потом не теряются.

– Какие барьеры сегодня существуют для развития технических инноваций?

– За 11 лет было создано много механизмов поддержки компаний на разных этапах развития. Сегодня остро ощущается спрос на стартапы по корпоративным запросам. Есть вопросы нормативного регулирования, чтобы развивались маленькие компании. Сегодня структура стартапов в России сильно отличается от США и Китая в сторону технологий B2B («бизнес для бизнеса»). Возможно, на это повлияло советское прошлое. Во многом их динамика определяется со стороны корпоративного сектора, а он очень медленно меняется: введение любой инновации – это риски. Не так просто остановить доменную печь, прикрутить датчик и сказать, что теперь плавить будут на 10 % дешевле. Но я оптимист и вижу, что риторика крупных компаний тоже сильно изменилась. Особенно в регионах. Нет придела совершенству: всегда будут какие-то барьеры. Мир и технологии меняются, периодически нужно что-то подкручивать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах