aif.ru counter
30.10.2019 15:35
117

Подвиги Панфилова. Воспоминания сестры защитника Кольского Заполярья

АиФ на Мурмане №43 23/10/2019

Пройти все километры Кольского полуострова во время Великой Отечественной войны было дано немногим. Но Алексею Панфилову это удалось осуществить.

«Путешествовал по нашему полуострову в войну с миномётом и пулемётом – было тяжело и страшно: уж очень руки болели сначала и на немцев нарваться боялся – жалко было бы, если бы они мой миномёт забрали. А потом привык: стали немцы и финны помогать – брал их в плен и заставлял нести оружие до штаба полка», - шутил он впоследствии в кругу семьи.

«Красненькие» для сестрёнки

Первый рейс на сухогрузе «Дагестан» Мурманского морского пароходства Алексей Панфилов совершил в 1941 году. Он, парень из деревни Малошуйка Архангельской области, уже восьмой год жил с родителями и сестрой в Росте, откуда и пришёл устраиваться матросом. И вот наконец он на палубе очень хорошего судна, и у него замечательный рейс… И ещё большая радость, когда вновь ступил на берег родной земли, когда получил первую зарплату – большую (даже огромную) по тем временам, когда отдал маме все деньги, оставив себе несколько «красненьких» на пиво и ботинки. Да ещё сестрёнке Нинке, первокласснице, вручил три «красненьких» - 30 рублей.

«Алёша ещё до рейса обещал мне подарить несколько рублей. Но когда он протянул мне три десятки, мне стало страшно: столько я не видела даже у мамы. Страх исчез - радость вскружила голову: я бросилась целовать брата и немного прослезилась от счастья. Жили-то тогда бедно, папа, Андрей Никифорович, работал плотником на заводе «Севморпуть» и получал небольшую зарплату, а мама, Анна Ивановна, хлопотала по хозяйству, не работала. Поэтому такие деньги я не видела никогда. И тут та-ко-е! До сих пор помню те мгновения радости и воодушевления», - рассказала «АиФ на Мурмане» председатель Совета ветеранов войны и труда Ленинского округа Мурманска Нина Андреевна Панфилова.

В бою за сопку…

22 июня 1941 года Германия без объявления войны напала на Советский Союз. И в тот же день 19-летнему Алексею вручили повестку: срочно явиться в военкомат. Вскоре рядовой Панфилов уже ехал по железной дороге в район формирования 52-й стрелковой дивизии, которая в декабре 41-го преобразовалась в 10-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В ней и начал боевой путь сержант Панфилов – во 2-й миномётной роте 28-го стрелкового полка. И в этот период, в боях на реке Западной Лице, миномётчик Панфилов отличился в одной из атак. Вместе с бойцами роты Алексей первым бесстрашно ворвался в траншею егерей и, уложив нескольких из них, взял командный пункт. За эту операцию, за мужество и бесстрашие его наградили медалью «За отвагу».

«Письмо от брата пришло неожиданно: «Мои дорогие мамочка, папочка и Нинуля. Я знаю, что вам там очень трудно. Послал вам немного денег и свою премию за медаль. Очень жалею вас, люблю и скучаю. Держитесь вместе, живите дружно. Надо преодолеть все трудности. Мы всё равно будем вместе. Крепко целую вас, мои дорогие».

«Алёша прислал письмо. Мы уже были эвакуированы в деревню Малошуйку, где у нас был дом. Но из него всё вынесли, разворовали. Даже печка была наполовину разобрана, и мы спасались от морозов у соседей. Жили впроголодь. Письмо от брата пришло неожиданно: «Мои дорогие мамочка, папочка и Нинуля. Я знаю, что вам там очень трудно. Послал вам немного денег и свою премию за медаль. Очень жалею вас, люблю и скучаю. Держитесь вместе, живите дружно. Надо преодолеть все трудности. Мы всё равно будем вместе. Крепко целую вас, мои дорогие», - вспоминает Нина Андреевна. - Папа очень болел, лекарств не было, хлеба - тоже. И тут получаем 9 тысяч рублей. Аж руки у мамы задрожали. Плакали все вместе от радости и гордости за Алёшу. Купили за тысячу буханку хлеба и наелись наконец досыта. Жили экономно, берегли каждую копейку. Но Алексей нас баловал, присылая регулярно свою зарплату. Вскоре он получил звание лейтенанта, и мы получали ещё больше денег от него. Только благодаря брату мы выжили, хотя папа так и не выздоровел - умер в 42-м году».

Наступление войск Карельского фронта в ходе Петсамо-Киркенесской операции в октябре 44-го было непростым: укрепив свою оборону, немецко-финские части ожесточенно сопротивлялись. Стрелковый полк получил приказ форсировать Западную Лицу. Гвардии лейтенант, командир взвода Алексей Панфилов, обманув бдительность егерей, вышел на берег и ударил немцам в тыл. Сам и его бойцы ворвались в расположение врагов, стали уничтожать егерей, которые не хотели сдаваться. Лично командир уничтожил шесть немецких солдат и двух взял в плен. За храбрость и отвагу Алексею Панфилову был вручён орден «Красное знамя».

«Мы так радовались письму брата, где он сообщал об этом событии. Мама расплакалась и расцеловала треугольник. А я сразу села отвечать, но не успела отправить письмо, как мы получили извещение: в бою за сопку (не помню названия) лейтенант Алексей Панфилов ранен и отправлен в полевой госпиталь. Адрес такой-то. И я переписала адрес на своём конверте. Вместе с мамой успокаивали Алёшу, желали выздоровления и скорейшего возвращения в строй. А чуть позже нам прислала письмо его невеста, Маша, которая служила медсестрой и практически с первых дней войны была рядом с братом. Она успокоила нас, сообщив, что рана уже заживает и месяца через три-четыре Алексей полностью выздоровеет. И вновь мы плакали сквозь улыбки. И обнимались», - рассказывает мурманчанка.

«Нам прислала письмо его невеста, Маша, которая служила медсестрой и практически с первых дней войны была рядом с братом. Она успокоила нас, сообщив, что рана уже заживает и месяца через три-четыре Алексей полностью выздоровеет. И вновь мы плакали сквозь улыбки. И обнимались»

Потом Алексей Панфилов рассказал близким, как взял в плен двух немцев недалеко от Киркенеса: «Уложил их командира и ещё несколько фрицев из миномёта, а эти двое спрятались под обломками траншеи и притворились мёртвыми. Но я сразу понял: живы! Подошёл к ним и как гаркнул: «Хальт! Хенде хох!» Они так резво встали и руки подняли, что даже не обратили внимания, что вокруг идёт бой. Улыбаются грязными губами и что-то шепчут. Потом мне переводчик рассказал, что шептали. Оказывается, о детках своих, о проклятиях Гитлеру».

Второй орден гвардейца

Лейтенант Панфилов не увидел последнего боя Петсамо-Киркенесской операции – лежал в медсанбате при 14-й армии. Но друзья навещали его и рассказывали, как «тикала немчура из города, бросая орудия и технику». Смех миномётчиков раздавался по всему санбату так, что медсёстры заглядывали в палату и удивлённо смотрели на весёлых бойцов.

Вскоре бойцов 10-й дивизии оправили на отдых и переформирование в Батуми, а оттуда – на запад, в боевые ряды 2-го Белорусского фронта в распоряжение маршала Рокоссовского. Готовилась Восточно-Померанская операция в Польше. На пути роты Панфилова встал посёлок Буххольц. Поступил приказ комполка: взять населённый пункт. Алексей Панфилов придумал хитрый ход, тайно подкравшись и установив ночью миномёты напротив, в самой близости от немецких пулемётов, фашистского штаба. И как только утро забрезжило, приказал ударить по спящим фрицам из всех миномётов. Немцы выбегали в подштанниках, и хотя февральское утро было морозным, босиком бежали вглубь посёлка так резво, что можно было подумать, что снег в деревне был тёплым.

Вскоре, 18 марта 1945 года, рота Панфилова отличилась при взятии высоты Безымянной близ Маршау. И вновь замысел лейтенанта сработал: высота была взята без больших жертв с нашей стороны. А через два дня в нескольких километрах от города Панфилов и его миномётчики отбили две контратаки отборных сил немцев, в составе которых были и эсэсовцы. Лично Алексей уничтожил пулемёт и в рукопашном бою убил троих немецких солдат и офицера.

«Только застрелил набегавшего на меня солдата, как передо мной вырос офицер. Наставил пистолет и… А в пистоле не было уже патронов. Я фрицу в морду как дал, так он завизжал от боли!»

«Только застрелил набегавшего на меня солдата, как передо мной вырос офицер. Наставил пистолет и… А в пистоле не было уже патронов. Я фрицу в морду как дал, так он завизжал от боли! Потом уже понял, что попал кулаком прямо в глаз. Того немца не спасли в нашей медчасти – умер от заражения крови, - написал в письме к близким Алексей Панфилов. - Целую вас, дорогие мои, скоро в Берлин попадём – он уже рядом».

За эти подвиги Панфилова наградили орденом «Красной звезды».

«Слёзы текли, а сам улыбался»

В 1945 году Алексей вернулся в Мурманск. Свадьбу с Машей, той самой медсестрой, сыграли сразу же по возвращении. Потом они воспитали двоих сыновей и дочь. Фронтовика позвали в милицию, но долго там Алексей не выдержал: система действий коллег не понравилась честному лейтенанту. Пошёл на курсы судоводителей, стал ходить штурманом в пароходстве, потом в тралфлоте, в Беломорской базе гослова, а капитаном стал в «Севрыбхолодфлоте». Оттуда и ушёл на пенсию. Причиной был не возраст, а болезнь лёгких.

«Как оказалось, рак, - взгрустнула Нина Андреевна. – Но брат не унывал. Мы часто собирались семьями по праздникам. Алёша вспоминал весёлые эпизоды войны, потом брал баян и пел фронтовые песни. Слёзы текли по его щекам, а сам улыбался: «Замерзали мы в наших сопках, хоронили боевых друзей, не замечали болячек, плевали на температуру – только бы не подпустить врага к Мурманску». Он уже умирал, но не давал никому жалеть себя. Однажды в больнице попросил: «Сестрёнка, так хочется сёмги кусочек!» Я с трудом достала кусок рыбы (в то время дефицит был огромный. – Авт.) на несколько бутербродов, принесла: «Ешь, Лёша, досыта…» Он съел пару бутербродов и стал раздавать остальные соседям по палате: «Перед смертью не наешься, - улыбался, шутил, а в глазах – тоска. – Но уйду отсюда на своих ногах. Как и пришёл…»

Умер Алексей Андреевич 24 марта 1974 года.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых