aif.ru counter
484

Человеческая недостаточность.Сколько жителей будет в Заполярье в 2025 году?

АиФ на Мурмане №50 11/12/2019
Зимние забавы и северные промыслы удерживают людей в регионе.
Зимние забавы и северные промыслы удерживают людей в регионе. © / pixabay.com

Сегодня в среднем за год Кольский Север теряет около 5,5 тыс. человек. Данные, мягко говоря, удручающие.

О демографических тенденциях в Мурманской области «АиФ» побеседовал с руководителем научно-исследовательской лаборатории социологических исследований Мурманского арктического государственного университета, кандидатом социологических наук, доцентом Екатериной Шаровой.

В Питере жить?

Анна Кузнецова, «АиФ на Мурмане»: – Екатерина, в своём исследовании вы анализируете, почему люди покидают Север?

Екатерина Шарова: – Демографическая ситуация в Мурманской области предопределена миграционным движением, а не естественными процессами. Люди уезжают из-за экологии, климата, для изменения семейного положения и для улучшения жилищных условий. Это те причины, которые называют первыми в опросах. Максимальный отток был зарегистрирован в 2013 году: уехало на 10 тыс. человек больше, чем приехало в регион.

На Севере преобладает межрегиональная конкуренция. Регионами-реципиентами, то есть такими, которые забирают людей, стали прежде всего Санкт-Петербург и Ленинградская область. Туда направлен самый мощный поток. Казалось бы, в обыденном представлении это Москва – Питер, но на самом деле Питер – Москва. Причём Москва проигрывает Питеру в разы.

– Почему?

– Санкт-Петербург – часть Северо-Западного федерального округа, и это в балансе с духом, менталитетом или, как мы называем, региональной идентичностью жителей нашего края. Есть и экономическая составляющая – решение квартирного вопроса. Реклама для продвижения новостроек в Санкт-Петербурге идёт очень активно.

Досье.
Екатерина ШАРОВА. В 2007 году окончила Кольский филиал Петрозаводского государственного университета в Апатитах по специальности «социолог». В 2012 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Профессиональное самоопределение молодёжи Мурманской области». С 2008 года работает в М¬АГУ и с 2015 года руководит лабораторией социологических исследований. Преподаватель кафедры философии, социальных наук и права социального обеспечения, ведущий социолог-аналитик Кольского центра социологических и маркетинговых исследований «СоциоНорд».

– А что означает «региональная идентичность»?

– Мы с коллегами в 2016-2017 годах проводили исследование среди жителей Мурманской области на данную тему. По сути, региональная идентичность понимается как чувство принадлежности к определённому территориальному сообществу, к сообществу жителей Севера, в данном случае – жителей Кольского Севера. Это осознание собственной уникальности, специфики, отличия северян от жителей средней полосы или южан. Идентичность отчётливо проявляется, когда мы выезжаем за пределы Мурманской области. А жители края в отпускной период выезжают активно.

«По сути, региональная идентичность понимается как чувство принадлежности к определённому территориальному сообществу, к сообществу жителей Севера, в данном случае – жителей Кольского Севера».

Мы терпим определённые ограничения, связанные с суровым климатом, и в региональной идентичности они воспринимаются двойственно. Кто-то считает, что северный климат – это страдания, а есть люди, которые рады выезжать на юг и при этом не хотели бы там жить. На самом деле этот оптимизм в отношении холода играет большую роль в том, чтобы закрепиться в регионе. Люди говорят, что им нравится снежная зима, северное сияние – всё так романтично!

– Кого больше – оптимистов или пессимистов?

– Я думаю, что мнения здесь разделяются пополам. Ещё результат опроса зависит от времени года. Мы проводили несколько интервью летом и чаще слышали, что людям нравится полярный день. Это бренд нашего региона. А если проводим исследование зимой, то здесь, конечно, больше будет отрицательных оценок. Поэтому важно, чтобы в полярную ночь городская среда была достаточно освещена.

– Понимание региональной идентичности вынуждает кого-то возвращаться назад?

– У меня давно возникла идея исследовать это, но пока не было запроса. Очевидно, что возвратная миграция есть. Здесь нужно понимать: нас озадачивает миграция молодёжи. Благодаря механизму ЕГЭ выпускники школ подают документы в разные вузы, и многие семьями уезжают. Часто бывает, что уезжают только дети, получают образование в центральных регионах и возвращаются домой, потому что в крупных городах выше конкуренция на рынке труда.

– Большие города – это Москва, Питер, Краснодар?

– Вы правильно заметили, что на третьем месте регионов, которые забирают у нас население, Краснодарский край. Есть данные, что мы в год теряем до 100 человек, уехавших в Севастополь и Крым. Остальные регионы в большей степени отдают нам население. Например, меня поразили Оренбургская, Челябинская, Саратовская и Астраханская области, а также Республика Коми. Особенно много приезжают из Архангельской области и Республики Дагестан. В том году существенный плюс нам дали страны СНГ – Украина, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан. Сегодня поток из некоторых этих стран несколько убавился, особенно резко снизилось число приезжающих из Киргизии и Украины.

Ощущение временности

– Говорят, в России уезжают из сёл. Справедливо ли это утверждение для Мурманской области?

– У нас отмечается миграция прежде всего среди городского населения. В сельской местности есть некоторая положительная динамика. Мы недавно проводили дискуссию с жителями Ловозера, Ревды – у них очень развита укоренённость, некое ощущение своего дома. Это связано с этническими особенностями саамского народа и коми-ижемцев. Мы исследовали такой феномен, как вовлечённость в типичные северные практики: рыбалку, сбор ягод, грибов – и в зимние виды спорта, что становится, кстати, неким привлекательным фактором и для людей из других регионов.

Потерю из сёл ещё трудно считать серьёзной, потому что у нас очень урбанизированный регион. По этому критерию мы стоим на шестом месте (перед нами Санкт-Петербург, Москва, Магаданская область, Севастополь и Ханты-Мансийский автономный округ). У нас 92,6 % горожан и 7,4 % селян.

– В Мурманской области есть города, где вместо оттока идёт приток населения?

– Положительная динамика в ЗАТО Североморск. Это связано с расположением воинских частей. Но в целом есть ощущение, что люди, которые приезжают в область, и в ЗАТО в частности, рассматривают проживание в регионе как временное. Это традиционно для Русского Севера. Учёные отмечают: для нас характерно ощущение временности проживания ещё с тех времён, когда сюда ехали за длинным рублём.

«Есть ощущение, что люди, которые приезжают в область, и в ЗАТО в частности, рассматривают проживание в регионе как временное».

Мы исследовали другие северные регионы – так вот, у нас ощущение временности проживания выражено меньше в сравнении, например, с Норильском. Мурманск относительно тёплый, в Норильске мы были в июне – там ещё не было листьев на деревьях, лежал снег. В Ямало-Ненецком автономном округе средняя температура может опускаться и до -40 Со, и до -50 Со. Люди в тех регионах живут так, будто заступили на длинную вахту.

– Какой прогноз дают специалисты: ситуация с отрицательной миграцией изменится?

– Первый прогноз, нормативный, отражён в стратегии социально-экономического развития Мурманской области: «К 2020 году численность населения должна стабилизироваться на уровне не ниже 734,8 тыс. человек и увеличиться к 2025 году до 736,9 тыс. человек». Второй, экстраполяционный, представлен Мурманскстатом и даёт следующую картинку: к 2025 году численность населения области составит 710 677 человек, а к 2035 году – 646 497 человек.

СПРАВКА
По данным Мурманскстата, на начало 2019 года в области проживает около 740 тыс.человек, из них в Мурманске – больше 290 тыс. За 18 лет, с 2000 года по 2018 год, численность населения сократилась примерно на 187 тыс. человек. За четыре года - с 2014 год по 2018 год группа молодёжи в возрасте 16 – 29 лет уменьшилась на 27 тыс. человек.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах