aif.ru counter
73

Письменность для саами. Сколько алфавитов у коренного народа Севера?

АиФ на Мурмане № 21 20/05/2020
Георгий Керт напутствовал: «Ради общего дела необходимо преодолеть разногласия и амбиции между представителями саамской интеллигенции».
Георгий Керт напутствовал: «Ради общего дела необходимо преодолеть разногласия и амбиции между представителями саамской интеллигенции». © / Мурманский областной краеведческий музей

Саамский язык – один из языков финно-угорской группы урало-юкагирской семьи. История создания современной письменности Кольских саамов весьма запутанна.

То так, то эдак

Этот диалог произошёл осенью прошлого года в Институте народов Севера при Санкт-Петербургском государственном университете им. Герцена.

«На каком алфавите вы преподаёте саамский язык?»

«На саамском», – удивился педагог.

«А какого года? 1979-го или 1982-го? Может, 1987-го?» – настаивал собеседник.

Давно пора назвать бессмысленным противостояние сторонников различных вариантов саамского алфавита.

Преподаватель Роман Гайдамашко пояснил: он ведёт предмет факультативно, вузовских учебников по саамскому языку нет – программы составляет сам. Убеждён: признавать надо тот алфавит, который проще и понятнее саамскому населению. На его взгляд, тот, который был разработан в 1979 году. Считает, что давно пора назвать бессмысленным противостояние сторонников различных вариантов саамского алфавита.

В 1976 году было получено разрешение на преподавание саамского языка. Тогда и выяснилось: нет современного алфавита.

В 1978 году Александра Антонова и Борис Глухов вошли в рабочую группу по созданию письменности для саамов. Областной авторской группой, созданной отделом народного образования Мурманского облисполкома в 1976 году, руководила Римма Куруч. Была проведена объёмная работа по сбору и систематизации материала. В 1979 году работа по созданию саамского алфавита была завершена. Заключение специалистов: алфавит отвечает современным требованиям, предъявляемым к графическим системам, и составлен на должном научном уровне. В решении № 518 от 19 декабря 1979 года мурманского облисполкома записано: «Проект нового алфавита саамского языка, представленный отделом народного образования, утвердить».

Почему проект? Представитель саамской общественности Нина Афанасьева объясняет так:

«Этот проект как трамплинчик, чтобы получить право внедрять саамский язык в школу. Без него нельзя было в неё пройти, нельзя было ввести в урочную систему».

Существует и другое мнение: у власти Мурманской области не было полномочий для принятия правового акта, который утвердил бы алфавит. А проект давал возможность начать работу по изучению языка. Были выделены финансы.

Именно Александра Андреевна первой в Ловозере начала преподавание саамского языка в национальной школе-интернате.

Условно назовём этот алфавит вариантом номер один, или, как его называют в Ловозере, «антоновским». Именно Александра Андреевна первой в Ловозере начала преподавание саамского языка в национальной школе-интернате. В 1982 году был опубликован составленный ею саамский букварь, учебник для первого класса.

Как появился второй вариант алфавита? Лингвист Римма Куруч, не носитель саамского языка, приступила к совершенствованию алфавита 1979 года, считая, что отдельные моменты требовали дальнейших исследований. Работу продолжил авторский коллектив в следующем составе: Куруч – руководитель, Афанасьева, Глухов. Проведённые ими исследования сделали возможным внесение некоторых изменений. Появились два латинских знака «h» и «j», что стало препятствием для введения алфавита 1982 года в школьную практику. Министерство народного просвещения РСФСР настояло на изъятии латинских букв.

К 1987 году авторская группа заменила «h» и «j» на апостроф и объявила о создании письменности у саамов. Присвоим этому варианту номер три. Нина Афанасьева убеждена, что он утверждён официально. Читаем документ от 13 мая 1987 года – решение № 198 в связи с завершением работ по составлению алфавита саамского языка: «…Рекомендовать его в качестве нормативного для использования в школьной практике и издательском деле». Аккуратно сформулировано: рекомендовать. Значит, у учителя саамского языка есть выбор! Рекомендации не имеют статуса закона.

Противостояние или…

Александра Антонова признала новые знаки?

«Упёрлась: мол, я так не хочу. В науке нельзя не хотеть. Это ненаучно», — решительно сказала Нина Елисеевна Афанасьева.

Антонова согласилась только по поводу исключения двух букв из алфавита 1979 года, который она применяла в школе. Можно сказать, появился четвёртый вариант саамского алфавита: на основе первого варианта, но без двух букв. Назвали его модифицированным алфавитом 1990 года.

Для Александры Андреевны важно было мнение учёного, языковеда, специалиста по финно-угорским и саамскому языкам Георгия Мартыновича Керта, он писал: «Необходимо убрать латинские литеры «h» и «j», а также знак апострофа. Неясно, для обозначения каких звуков они предназначены».

По словам Афанасьевой, нашла коса на камень в 1982 году:

«С алфавита 1982 года началась у нас бодяга с Министерством просвещения России. Они отчитались перед партией: у саамов есть алфавит. Но в 1982 году то же самое министерство издаёт букварь Антоновой на алфавите 1979 года. Получилось, что отчитались об одном алфавите, а издают на другом».

Эта так называемая «бодяга» продолжается долгие годы.

В то время, когда авторская группа под руководством Куруч продолжала лабораторные исследования, доказывая правомочность саамского алфавита, учительница Антонова просто работала, убеждаясь на практике в успешном освоении письма школьниками с четвёртым вариантом саамского алфавита. Итак, в одном издательстве печатают продукцию на алфавите Антоновой, в другом появляются издания на алфавите 1987 года под редакцией Куруч.

Как опытный, талантливый лингвист Римма Дмитриевна отчётливо понимала, что
функционирование двух орфографических систем дезорганизует обучающихся. Вероятно, это обстоятельство и подтолкнуло её к жёстким действиям, к давлению на тех, кто был не с нею.

А что общественность?

«В моём роду только саами. Наш диалект – кильдинский. На нём вела преподавание саамского языка в школе, став учителем. Алфавит должен быть кириллицей с теми значками, которые составила Антонова. Этого вполне достаточно, чтобы писать на кильдинском саамском без иностранных знаков, – поделилась мнением ловозерская пенсионерка Екатерина Коркина и добавила: – Слово за её алфавитом, мы считаем Антонову духовной матерью Кольских саамов».

«В своё время вы и несколько ловозерцев подписали письмо о согласии на внесение в алфавит 1982 года двух латинских знаков?»

Вопрос огорчил пенсионерку. Ей не хотелось это вспоминать:

«На нас было оказано большое давление, такой стиль работы был у авторов алфавита. Сожалею. Я ведь в тот день скорую помощь вызывала, так переживала за содеянное».

В январе прошлого года по поручению областной авторской группы её член Нина Афанасьева обратилась с письмом к одному из министров региона: «Прекратить все ненужные разговоры в области об алфавите саамского языка… <...> Обязать все организации Мурманской области, занимающиеся вопросами развития саамского языка, использовать единый усовершенствованный саамский алфавит 1982 года. <...> Организовать обучение саамской интеллигенции основам грамотности родного языка».

Усилиями областной администрации и Министерства образования в марте 2019 года провели курсы. Руководила ими Римма Куруч и настоятельно требовала использовать в работе только алфавит 1982 года. Получается, авторы третьего варианта алфавита без «h» и «j», со знаком апострофа от него отказались и внедряют второй вариант?

«О причинах, по которым после участия в курсах педагоги отказались от преподавания саамского языка, думаю, лучше поговорить с этими педагогами. Они говорили об общей атмосфере курсов, которой были недовольны. Знаю, что большинство тех, кто занимается изучением саамского языка, его истории, склоняются к алфавиту 1979 года (модифицированный вариант 1990 года), так как считают его самым жизнеспособным и практичным», – объяснила директор Ловозерской средней школы Наталья Куроптева.

Если ещё два-три года не будет принято официального решения, всё сойдёт на нет.

За 40 лет участники создания саамской письменности не договорились.

«Язык, к сожалению, уходит. Надо честно отдавать себе отчёт, то ли мы делаем. Но есть повод защитить алфавит Антоновой. Если ещё два-три года не будет принято официального решения, всё сойдёт на нет», – убеждена старший научный сотрудник Института лингвистических исследований РАН в Санкт-Петербурге Марина Люблинская.

Она полагает, что принять алфавит не могут, потому что государственное внимание к малым языкам закончилось, действуют только энтузиасты.

К бабушке на чай

Бывший ловозерский зоотехник Домна Максимовна Хомюк на пенсии. В селе Воронье, где она выросла, не говорили по-русски. В Ловозере многие знают, что Домна Максимовна занимается с детьми, учит их родному языку. На вопрос: «Это происходит в школе?» – пенсионерка смеётся: «Я же не учительница. Они приходят ко мне домой, мы ведём беседы на саамском, учимся говорить правильно».

По собственной инициативе Домна Максимовна четвёртый год занимается с детьми саамов. По 8-10 человек приходят к бабушке на чай желающие знать родной язык. Она не скрывает, что грамматику не знает, считает, что никто и никогда не писал на саамском языке.

«Вы же знаете споры об алфавите?» Вопрос не застал врасп­лох: «На алфавите Антоновой проще читать и писать. С «h» и «j» дети путаются», – ответила носительница саамского языка.

Итак, письменность для саами создана. Очевидно, решать им, какой предпочесть вариант письма.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах