Примерное время чтения: 5 минут
2085

Сами с судами. Еврокомиссия отказалась поднимать затопленные подлодки

АиФ на Мурмане №30 27/07/2022
В акватории Кольского залива находится около 100 затонувших объектов.
В акватории Кольского залива находится около 100 затонувших объектов. / Дмитрий Дубов / Правительство Мурманской области

По мере экономического освоения Арктической зоны, подъём радиоактивных и опасных объектов в северных водах стал одной из приоритетных задач международного сообщества. Несмотря на актуальность проблемы, Еврокомиссия в одностороннем порядке решила приостановить сотрудничество с Россией в проведение исследований состояния, а также способов подъёма и утилизации затопленных в акваториях северных морей атомных и обычных судов. Почему Еврокомиссия пошла на нарушение договоренностей и к чему это приведет - в материале murmansk.aif.ru.

Тысячи контейнеров

В апреле 2021 года в плане мероприятий по развитию Арктической зоны в рамках госполитики в Арктике была четко обозначена готовность России принять участие в международных проектах по подъему и утилизации затопленных ядерных объектов в северных морях. В частности, речь шла о том, чтобы совместными поднять атомные подлодки К-27 (Карское море) и Б-159 (Баренцево море) и произвести утилизацию блоков реакторных отсеков подводных лодок.

Ранее для реализации этого проекта была организована рабочая группа Еврокомиссии. В ее состав вошли представители стран-доноров Европейского банка - Франция, Италия, Германия. Этот банк в свое время активно финансировал проекты по ликвидации ядерного наследия Советского Союза.

Рабочей группе было поручено оценить техническую возможность и произвести смету затрат проекта. Внутри рабочей группы было сделано распределение по напрвлениям работы: Франция прорабатывала вопрос подъема судов, Италия – вопросы выгрузки и вывоза ядерного топлива, Германия - вопросы утилизации поднятых объектов.

Именно от Германии в адрес России поступил запрос с предложением участия в проекте судоремонтного завода «Нерпа», поскольку предприятие имеет такой опыт и необходимую инфраструктуру: ранее снежегорское предприятие уже участвовало в реализации международных проектов по утилизации атомных судов.

В конце того же года Еврокомиссия решила выделить из международных фондов 4 млн евро на проведение исследований состояния, а также способов подъёма и утилизации затопленных судов. Однако уже 8 марта 2022 года Еврокомиссия выступила с заявлением о приостановлении сотрудничества с Россией.

«Сегодня взаимодействие заморожено, что, конечно, не может не вызывать сожаления. В сложившейся ситуации мы остаёмся открытыми к диалогу».

«Сегодня взаимодействие заморожено, что, конечно, не может не вызывать сожаления. В сложившейся ситуации мы остаёмся открытыми к диалогу со странами-партнёрами Совета по обеспечению экологической безопасности, в то же время мы намерены развивать сотрудничество и уже делаем это не только с арктическим государствами, но и с неарктическими странами, разделяющими наши подходы к устойчивому развитию Арктического региона», – сказал посол по особым поручениям МИД России Николай Корчунов.

Сегодня на дне Северных морей – Карского и Баренцева – находятся подводные лодки К-140, К-11, К-19, К-27, Б-159. К слову, последняя, уникаль­ная, с двумя реакторами, лежит на глубине 248 метров. Кроме того, на морском дне также покоится 735 всяческих радиоактивных конструкций, более 17 тыс. заполненных контейнеров, а также 19 судов с радиоактивными отходами.

«По оценкам, только в береговой полосе акватории Кольского залива находится около 100 затонувших объектов. Общая площадь затонувших судов на дне Кольского залива – около 3 тыс. гектаров. Можете себе представить, каков масштаб работ?» – вопрошает сенатор РФ от Мурманской области Константин Долгов.

Заместитель комитета Госдумы по промышленности и торговле Геннадий Скляр рассказал, что в последние 20 лет в Обнинске была реализована программа реабилитации ядерно опасных объектов. Большая часть работ с затонувшими подлодками в водах Кольского Севера велась с активным участием обнинских учёных.

«Обустройство Северного морского пути невозможно без решения проблем, которые накопились за все эти годы».

«Обустройство Северного морского пути и превращение его в мировой транспортный коридор, который будет эффективно работать на страну и на весь мир, невозможно без решения проблем, которые накопились за все эти годы, – считает Скляр. – Такие работы – это и решение вопросов, связанных с миграцией рыбы, а также содействие развитию внутреннего туризма, решение вопросов экологии».

Работа на миллионы

С момента затопления многих судов прошло уже более полувека. По мнению экспертов, за эти годы их радиоактивность заметно снизилась, однако они по-прежнему представляют большую опасность. Только по предварительным оценкам, обследование и выполнение работ по подъёму затопленных радиоактивных материалов обойдётся в 119 млн евро.

«В конце прошлого столетия в России сложилась тяжёлая обстановка касаемо вопросов обеспечения ядерной безопасности Северо-Западного региона и страны в целом».

«В конце прошлого столетия в России сложилась тяжёлая обстановка касаемо вопросов обеспечения ядерной безопасности Северо-Западного региона и страны в целом. Причинами стали большое количество выведенных из эксплуатации атомных подлодок (около 200 судов на тот момент), радиоизотопных термогенераторов, отсутствие инфраструктуры, позволяющей обращаться с ними, накопленное большое количество ядерного топлива и радиоактивных отходов всех типов, наличие аварийных подлодок, аварийного ядерного топлива, – рассказал руководитель проектов международной технической помощи госкорпорации «Росатом» Анатолий Григорьев. – Суммарная активность всех накопленных ядерных материалов составляла около 20 млн кюри. Суммарный вес, подлежащий утилизации, – около 20 тыс. тонн. Общий вес подлежащих разделке подлодок составлял 1,5 млн тонн. Эти показатели были в то время недостижимыми. Мы говорим о 150 млрд рублей, которые необходимо было найти».

По его словам, проблема вышла за пределы России и стала предметом обсуждения международной общественности. Была проведена всесторонняя оценка опасных объектов, согласно которой наибольшую опасность представляли объекты, расположенные на берегу, например, Андреевой губы и Гремихи. На сегодняшний день в Мурманской области подлежат уничтожению три подводные лодки, одна находится в стадии утилизации как раз на судоремонтном заводе «Нерпа».

«Обращение с реакторными отсеками – другой не менее важный момент. Был создан уникальный объект, своего рода хранилище реакторных отсеков. Сегодня там находятся 123 реакторных отсека от 120 подлодок», – добавил Григорьев. 

Справка
К-27 - подводная лодка проекта 645. 24 мая 1968 года АПЛ находилась в Баренцевом море. Проверялись параметры ГЭУ на ходовых режимах после выполнения модернизационных работ. В 12:00 в реакторном отсеке возросла до 150 Р/ч гамма-активность и произошёл выброс радиоактивных газов в помещения реакторного отсека. Так как это является признаком повреждения ядерного топлива, личный состав сбросил аварийную защиту левого реактора. Как выяснилось позже, в результате аварии разрушилось около 20 % тепловыделяющих элементов. Причиной аварии стало нарушение теплоотвода от активной зоны. Была затоплена в Карском море в заливе Степового в 1981 году. К-159 — советская атомная подводная лодка проекта 627А «Кит», заводской № 289. Затонула 30 августа 2003 года при буксировке на утилизацию. Погибли 9 человек.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно