Примерное время чтения: 7 минут
123

Расстрелян за веру. Судьба священника, защищавшего храм Благовещения в Коле

АиФ на Мурмане №43 26/10/2022
Священник выступал против закрытия церквей, его стараниями не был снесён единственный действующий во всём Мурманском округе Благовещенский храм в Коле.
Священник выступал против закрытия церквей, его стараниями не был снесён единственный действующий во всём Мурманском округе Благовещенский храм в Коле. Мурманский областной краеведческий музей

30 октября в России отмечают день памяти жертв политических репрессий.

На входе в кольскую церковь Благовещения Пресвятой Богородицы можно увидеть памятную доску настоятелю протоиерею Константину Мелетиеву, на которой написано: «Расстрелян за веру Христову». На его долю выпали самые суровые испытания первых лет антирелигиозной политики Советского государства.

Светильник для людей

Константин родился в семье священника 20 мая 1884 года в Коле, окончил хорошистом духовную семинарию в Архангельске и уже в 1909 году был рукоположён в сан диакона и в том же году определён священником в Кольский собор. В 1916 году отец Константин наряду с другими священнослужителями края принимал участие в закладке собора на месте будущего города Романова-на-Мурмане.

Досье
Константин Михайлович Мелетиев (1884—1937). С 1909 года — диакон, настоятель кольского Благовещенского собора, законоучитель Кольского приходского училища и училища на станции Лопарская. В 1917–1937 годах – благочинный I Александровского (Мурманского) благочиния. Борец за сохранение кольской православной религиозной общины и Благовещенского собора Колы.

«В послужном списке отца Константина отмечалось, что он поведения очень хорошего, к службе относится ревностно», — пишет кандидат исторических наук, доцент, заведующий истории и права Мурманского арктического госуниверситета Юлия Бардилева в книге «Русская Православная Церковь на Кольском Севере в первой половине XX века».

В советское время, когда начались гонения на духовенство и верующих, он выступал против закрытия церквей Колы, и во многом благодаря его стараниям не был снесён единственный действовавший во второй половине 1930-х годов в Мурманском округе храм Благовещения Пресвятой Богородицы, который долгое время оставался последним оплотом православия на Кольской земле.

«После революции пошла тенденция к тому, что храм стал мешать. Союз воинствующих безбожников (СВБ) воевал с ним, настаивая на том, чтобы закрыть».

«Это действительно было очень сложное время, сохранилось мало информации. Но здесь была борьба. Этот храм стал светильником для людей, его очень любили. В то же время после революции пошла тенденция к тому, что храм стал мешать. Союз воинствующих безбожников (СВБ) воевал с ним, настаивая на том, чтобы закрыть», — поделилась с «АиФ–Мурманск» завуч воскресной школы церкви Благовещения Пресвятой Богородицы Яна Серафимовна Петрова.

После революции 1917 года нетерпимость новой власти к духовенству лишь нарастала. На заре 1920-х годов началось изъятие церковных ценностей из всех храмов.

«Верующим были оставлены Евангелие 1609 года, ризы на Иверской иконе Божией Матери и иконе святого Николая Чудотворца».

«Из кольского Благовещенского собора по акту 22 мая 1922 года изъяли множество серебряных изделий: 20 штук риз с венчиками и без (окладов икон), три венчика, один наперстный крест, один потир, по одному дискосу, звездице, блюдцу, кадилу и так далее. Изъяли также 26 серебряных монет — по 50 копеек и восемь — по рублю, серебряный и золотой лом. Всего из Кольского собора и Троицкой церкви Колы изъяли 34 фунта 16 золотников серебра», — пишет Юлия Бардилева.

Тогда авторитет Константина Мелетиева повлиял на решение власти, и верующим были оставлены Евангелие 1609 года, ризы на Иверской иконе Божией Матери и иконе святого Николая Чудотворца, а также на иконах преподобного Трифона Печенгского и Троицы.

«Народ шёл»

С 1922 по 1927 год Константин Мелетиев был награждён камилавкой архиепископом Архангельским Антонием, а в 1927 году был утверждён в должности благочинного края. Тогда на страницах газеты «Полярная правда» участники Союза воинствующих безбожников сетовали на действия религиозной двадцатки Кольского собора, их абсолютно не устраивало, что людей не пугала стужа и они могли пройти 12 вёрст ради того, чтобы посетить службу. Прихожан называли фанатиками.

В 1930-х годах началось открытое преследование верующих и настоятеля Благовещенского храма.

«В церкви был костяк прихода, который советская власть старалась разрушить, специально подсылая провокаторов. Однако так как все друг друга знали, это было затруднительно», — рассказал «АиФ–Мурманск» протоиерей церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Коле Алексей Карпов.

Власть предсказуемо раздражало существование кольской религиозной общины. Был приглашён лектор из Ленинграда, он и придумывал разные заметки с громкими заголовками: «Мракобесы», «Бдительность на фронте борьбы с религией», «Выше качество антирелигиозной работы». Отмечалось, что церковная двадцатка по-своему трактует сталинскую Конституцию, попросту её извращает, ведя большую агитацию, направленную на вовлечение в религию рабочих и колхозников. К сожалению, до наших дней сохранилось не так много информации о причинах столь серьёзных обвинений.

Поначалу отцу Константину удавалось противостоять мощной агитационной машине. Он смог сплотить вокруг себя верующих людей. Известно также, что деятельность его и церковной двадцатки способствовала сбору средств на постройку новой церкви.

«В храм шёл народ. Описывается празднование Пасхи, после которого произошли события с арестом отца Константина. Тогда почти 800 человек собралось на праздник», — рассказала Яна Серафимовна.

В 1937 году Константин Мелетиев был арестован и подвёргся изнурительным ночным допросам, на одном из которых подписал навязываемое ему обвинение.

«Он взял всю вину на себя, чтобы вывести из-под удара других людей из церковной двадцатки».

«Выдержки из стенограммы допроса: «…всё время боролся за сохранение церкви и числа верующих вокруг церкви. С этой целью через актив церковников под моим руководством я проводил контрреволюционную работу среди верующих… я разъяснял, что новая Конституция даёт… возможность открывать закрытые церкви, что является контрреволюционным извращением сущности новой Конституции», «…признаю себя виновным в том, что я выступал в контрреволюционном духе и настраивал верующих против мероприятий соввласти, что вызвало антисоветскую демонстрацию в поселковый совет», — пишет Юлия Бардилева в книге «Русская Православная Церковь на Кольском Севере в первой половине XX века».

«Он взял всю вину на себя, чтобы вывести из-под удара других людей из церковной двадцатки», — предположил протоиерей Алексей Карпов.

Отец Константин ничего не сказал про члена церковной двадцатки, проходившего с ним по одному делу, а также он не обвинил в соучастии никого из верующих. Решение о высшей мере наказания было вынесено 4 октября 1937 года тройкой УНКВД Ленинградской области. Точное время исполнения приказа неизвестно, примерно это промежуток между 5 и 9 октября 1937 года. Константин Мелетиев был расстрелян в Левашовской пустоши под Ленинградом.

Жизнь после смерти

Ещё до расстрела священника местная власть предлагала снести здание собора. Была приглашена комиссия, которая, вооружившись топором и пятикилограммовым гвоздём, изрубила стены и выворачивала кирпичи. Однако прихожане направили во ВЦИК ходатайство о защите религиозных интересов и местного храма. Пока настоятелем храма был отец Константин и существовала зарегистрированная община верующих, планам антирелигиозников не суждено было сбыться.

«Выходили комиссии, которые пытались убедить всех, что храм и колокольня опасны для жителей, что они разрушаются. Однако после этого несколько десятилетий храм использовали как школьные мастерские, как склад», — рассказала Яна Серафимовна.

Памятную дощечку поместили в храме в 2017 году.
Памятную дощечку поместили в храме в 2017 году. Фото: АиФ на Мурмане/ Александра Кириченко

После гибели отца Константина кольский Благовещенский собор в 1938 году закрыли. Храм ненадолго возобновлял работу после Великой Отечественной войны и действовал с 1946 по 1959 год. Вновь он открыл свои двери для верующих лишь в начале 1990-х годов.

«Благодаря крови этих новомучеников и исповедников, которые были в XX веке, живёт сейчас Церковь. И об этих страшных событиях, датах нужно вспоминать и говорить, чтобы это не повторилось», — считает протоиерей Алексей Карпов.

«Священника реабилитировали спустя полвека — 17 мая 1989 года».

Расстрелянный священник был похоронен на Левашовском кладбище в Ленинграде. Реабилитировали его спустя полвека — 17 мая 1989 года, после вступления в силу Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов».

В некоторых интернет-источниках можно найти информацию о канонизации отца Константина Мелетиева, однако это не соответствует действительности.  

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно