aif.ru counter
1619

Охоты ради. Северяне пишут письма в Кремль, ООН и Совет федерации

АиФ на Мурмане №10 06/03/2019
Определить, домашний олень или дикий, можно, только поймав животное.
Определить, домашний олень или дикий, можно, только поймав животное. © / Правительство ЯНАО

В Мурманской области набирает обороты скандал с передачей в аренду белгородскому предпринимателю земли, которая испокон веков использовалась для выпаса оленей.

Коренные жители, саами и коми-ижемцы из Ловозера, Сосновки, Каневки и Краснощелья, местные родовые общины, национальные коллективы собрали подписи и готовы выйти на митинги.

«Оленям не объяснишь!»

В середине января, в разгар оленеубойной кампании, белгородский стрелково-охотничий клуб выиграл аукцион и получил в аренду на 30 лет 72,7 тыс. гектаров угодий на реке Поной для охоты. И это несмотря на то, что Ловозерский район – роддом для копытных, а река Поной – бассейн и пойма для семейства оленей, они здесь зимуют и отёл проводят, и силу набирают.

«Люди живут на этой территории, разводят оленей, собирают грибы, ягоды, занимаются рыболовством. Вдруг приходит человек и говорит: «Это наш участок, но вы можете здесь рыбачить, пасти оленей». Но ведь это будет охотучасток! Представляете, пасутся олени, охотник же не видит пометки на ушах, только поймав животное, можно определить, домашнее оно или дикое. Да он его просто убьёт! – уверен директор Фонда саамского наследия и развития Андрей Данилов. – Кроме того, по участку будут постоянно разъезжать на снегоходах, а значит, пугать оленей, они теряют и вес, и приплод – маленьких телят. В будущем до 20% территорий Кольского полуострова намерены отдать под охотучастки. Олени будут мигрировать через них – им не объяснить, что здесь ходить нельзя!»

Власти парируют: в Мурманской области западная популяция дикого северного оленя находится в Красной книге, а для сохранения восточной в регионе действует мораторий на отстрел вплоть до 2020 года. Однако, несмотря на все запреты, в конце февраля на теплоходе «Клавдия Еланская», который прибыл из Островного, были обнаружены окровавленные шкуры северного оленя, на одном ухе обнаружена колхозная метка – браконьерство и охота продолжаются.

«Мы предложили внести в Красную книгу всю популяцию северного оленя на территории Мурманской области. Если в Минприроды РФ поддержат, соответственно, охота на дикого северного оленя будет запрещена, поэтому нет никаких оснований говорить о том, что на территории охотхозяйства охотники будут отстреливать дикого оленя», – считает вице-губернатор Мурманской области Евгений Никора.

С другой стороны, многие ловозерцы уверены: охота и оленеводство мешают друг другу.

«Запрета и ограничения на посещение данного участка не вводится, никакой колючей проволоки, вышек, автоматов не будет. Туда можно приходить, собирать грибы, ягоды, отдыхать», – заверил министр природных ресурсов и экологии Мурманской области Дмитрий Руусалеп.

За какие заслуги?

«Мы неоднократно обращались в адрес Минприроды области с просьбой передать нам земли лесного фонда для выпаса оленей, которые были у нас в аренде со дня основания колхозов в СССР, с 30-х годов ХХ века, – рассказал «АиФ на Мурмане» председатель сельскохозяйственного производственного кооператива оленеводческо-промыслового хозяйства малочисленных народов севера «Оленевод» Андрей Рейзвих. – Нам отвечали: готовы предоставить требуемые участки, но для этого необходимо поставить их на кадастровый учёт, а на это денег в бюджете нет. Если кооператив за свой счёт проведёт работы по формированию земли стоимостью около 2 млн рублей, то участок лесного фонда будет выставлен на электронные торги, сможете победить – будет ваш, нет – значит, выиграет любой другой участник аукциона. На этот рискованный шаг – потратить кооперативные деньги без гарантий – мы не пошли».

Евгений Никора подчеркнул, что никаких замечаний по проекту схемы охотустройства Мурманской области с выделением участков для организации охотничьего хозяйства не поступило. В июне 2018 года проект был размещён на сайте правительства области для широкого обсуждения, а затем был подписан губернатором.

«На публичных слушаниях народ был против охотучастков, просили занести их позицию в протокол, но этого почему-то не сделали. Я считаю, и губернатора, и правительство ввели в заблуждение, – добавил Андрей Данилов. – Аукцион проходил с середины декабря – это разгар оленезабойной кампании. Все оленеводы – от бухгалтера до директора – были заняты забоем, кто в тундре, кто в офисе, им не до аукционов».

«Несмотря на наши просьбы, протесты, обращения, власти заключают соглашение и отдают тысячи гектаров зимних пастбищ под охоту стрелковому клубу из Белгорода, нас заверяют, что всё сделано по закону, не подкопаешься. За какие заслуги пришлым охотникам отдают земли, отказывая и забирая у местных? – вопрошает Андрей Рейзвих. – Приоритет должен предоставляться коренным народам для ведения традиционных видов промыслов, а не для развлечений любителей пострелять!»

Да, земельные участки выделены в соответствии с законодательством, но от этого оленеводам, да и жителям Ловозерья не легче.

«Прокуратура провела проверку – никаких нарушений не выявлено. Чиновники из Мин­природы будут проводить встречи с населением для разъяснения ситуации», – подтвердил «АиФ» глава админи­страции Ловозерского района Николай Курзенёв.

Сегодня взрослое население всех сёл района подписалось под обращениями к президенту, губернатору и в международные инстанции, кооператив подготовил судебный иск. Они готовы уже на многое, история знает случаи, когда, защищая территорию, люди берутся за ружьё. Северяне же намерены законными методами бороться за свою землю.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых